Глава 1. Общие представления о состояниях человека - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.

- Оглавление -


1.1. Определение понятия «состояние» в физиологии и психологии

Сложность определения сущности понятия «состояние человека» за­ключается в том, что авторы опираются на разные уровни функцио­нирования человека: одни рассматривают физиологический уровень, другие — психологический, а третьи — тот и другой одновременно.

Так, ряд ученых при рассмотрении состояния исходят из того, что это тонус нервной системы: уровень активности — пассивности нервно-психической деятельности, фон, на котором протекает деятельность человека, в том числе психическая. Так, например, В. Н. Мясищев пи­сал, что под состоянием он понимает общий функциональный уровень (тонус), на фоне которого развивается процесс. Таким образом, речь идет о различных уровнях активации мозга, понимаемых как разные состояния: сон — бодрствование, возбуждение — торможение.

Отсюда одни ученые (в основном физиологи) говорят о функцио­нальных состояниях, а другие (в основном психологи) — о психиче­ских. Действительность же такова, что, если рассматривать состояния человека, а не отдельных его функциональных систем, в любом функ­циональном состоянии присутствует психическое, а в любом психи­ческом — физиологическое. Однако поскольку многие психические состояния только наблюдаемы или изучаются только интроспектив­ным методом, по самоотчетам людей, без привлечения физиологиче­ских методик, создается впечатление, что они чисто психологические. И это обстоятельство чрезвычайно затрудняет разработку объектив­ной классификации состояний человека.

Условно можно принять, что когда речь идет о функциональных состояниях, имеют в виду уровень функционирования человека в целом или его отдельных функциональных систем (сенсорной, интеллекту­альной, моторной), а когда говорят о психических состояниях, то речь идет о качественной специфике {модальности переживаний) реагиро-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека    11

вания человека на ту или иную ситуацию (без учета уровня функцио­нирования). Но поскольку в действительности в психических состоя­ниях сочетаются и уровневые, и модальностные характеристики, то речь должна идти о психофизиологических состояниях.

Именно этой позиции я буду придерживаться в дальнейшем, счи­тая психические состояния психофизиологическими.

Точка зрения-1

В литературе для определения психических состояний часто используется термин «функциональное состояние». Мы считаем, что понятия «психи­ческие состояния» и «функциональные состояния» нетождественны, хотя и тесно взаимосвязаны. Психическое состояние... базируется на функцио­нальном состоянии мозга. При этом если психическое состояние есть це­лостная интегральная характеристика деятельности всех ее элементов, участвующих в данном психическом акте, то функциональное состояние характеризует процессы регуляции в физиологических системах, обеспе­чивающих психическую деятельность (Габдреева, 1981, с. 8).

Существуют различные подходы к пониманию сущности психи­ческих (психофизиологических) состояний.

Понимание психического состояния как целостной характерис­тики психики за определенный период (т. е. как статус-кво) имеет дав­ние корни. Еще Т. Рибо (1900) и У. Джемс (1905) говорили о состоя­нии сознания, а А. Ф Лазурский (1917) — о состоянии как временной и целостной характеристике психики. Характерно такое понимание и для ряда современных отечественных ученых, например Н. Д. Ле-витова (1964) и Ю. Е. Сосновиковой (1975). Так, Левитов писал: «...пси­хическое состояние — это целостная характеристика психической дея­тельности за определенный период, показывающая своеобразие проте­кания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психи­ческих свойств личности» (с. 20). Не отождествляя психическое со­стояние с психической деятельностью (первое характеризует второе), Левитов в то же время в качестве состояния рассматривает борьбу мотивов. Но разве борьба мотивов не является психической деятель­ностью, включающей не только эмоциональные, но и когнитивные и волевые компоненты, на что указывает и сам автор?

Ю. Е. Сосновикова определяет психическое состояние как конк­ретное определенное соотношение и взаимодействие компонентов психики за определенный период, как временное состояние психики.

12    Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

В то же время она отмечает, что состояние — это компонент психики и что понятие психических состояний должно учитывать все то, что в данный отрезок времени происходит в психике человека. Но не отож­дествляет ли тогда автор состояние с деятельностью психики?

Сходное с предыдущими определение дает и Г. Ш. Габдреева (1981): «Под психическим состоянием человека мы понимаем целостную ха­рактеристику его психической деятельности за определенный пе­риод, которая отражает сложную структуру взаимосвязей с выше- и нижерасположенными уровнями системы психической регуляции, образованную процессами самоуправления и саморегуляции» (с. 8).

В «Психологическом словаре» (1983) психические состояния оп­ределяются как «психологическая категория, в состав которой входят разные виды интегрированного отражения воздействий на субъект как внутренних, так и внешних стимулов без отчетливого осознания их предметного содержания» (с. 287). В таком понимании состояние — это лишь интегрированное отражение субъектом воздействий на него разных стимулов.

М. И. Дьяченко и Л. А. Кандыбович (1998) считают, что состоя­ние — это целостная, временная и динамичная характеристика пси­хической деятельности, которая, закрепляясь, может переходить в устойчивую черту личности.

Представление о психическом состоянии как переживании1 свя­зано с эмоциями (эмоциональными состояниями). Подобную трак­товку можно найти у Л. С. Рубинштейна. Он считал, что именно в пе­реживаниях отражается личностный аспект психических состояний человека. Состояние как переживание рассматривается в работах Б. А. Вяткина н Л. Я. Дорфмана (1987). А. О. Прохорова (1998,1999). Правда, у Прохорова в более ранней работе (1991) имеется и другое понимание состояния — как целостной, активной реакции личности на внешние и внутренние воздействия. Являются ли различия в по­нимании психического состояния этим автором случайностью или отражают динамику его взглядов, сказать не берусь.

Большинство определений психического состояния, даваемых психологами, изучающими деятельность человека, имеют одну и ту

Следует подчеркнуть, что термин «переживание» используется психологами и в дру­гом, не аффективном смысле, а именно как психологический опыт, приобретенный человеком в процессе преодоления трудностей (Ф. Е. Василюк, 1985).

Глава 1. Общие представления о состояниях человека    13

же логическую основу: состояние характеризуется как совокупность (симптомокомплекс) каких-либо характеристик: процессов (Мари-щук, 1974), функций и качеств (Медведев, 1974), компонентов пси­хики (Сосновикова, 1972), психофизиологических и психических функций (Дикая, 1999) и т. д., обусловливающих эффективность дея­тельности, работоспособность, уровень активности систем, поведение и т. п. Логическую схему данных определений можно представить сле­дующим образом.

Психическое состояние ______     Эффективность деятельности,

(сумма характеристик)                 *"            работоспособность.

Если быть последовательным в расшифровке понятия «психиче­ское состояние» с помощью приведенных выше определений, то мож­но легко установить их несостоятельность, ибо они сразу предстают в таком виде, который, вероятно, отвергнут и сами авторы этих опреде­лений.

Начну с первой половины приведенной выше схемы — с симпто-мокомплекса определенных характеристик. Подставим вместо зага­дочного комплекса функций и качеств реальные показатели: ЭЭГ, ЭМГ, частоту сердечных сокращений, частоту и глубину дыхания, тре­мор, время реакции, интенсивность и переключение внимания, т. е. все то, что регистрируется при выявлении любого состояния и служит его характеристиками. Тогда о каком конкретном состоянии должна идти речь? Как можно отличить одно состояние от другого, если мы регист­рируем эти показатели только в конкретный момент времени, т. е. де­лаем лишь один срез? Очевидно, что диагностика, дифференцирова­ние состояний при «статус-кво»-подходе к ним невозможна. Необхо­димо фиксировать динамику, изменение показателей за определенный отрезок времени при тех или иных воздействиях на человека. Однако и такой подход не гарантирует адекватное понимание сущности со­стояния, поскольку зачастую происходит подмена определения сущ­ности состояния простым описанием {перечислением) сдвигов, проис­ходящих при возникновении того или иного состояния.

Таким образом, существующие определения состояния в лучшем случае указывают, как можно выявить состояние (поскольку описыва­ются последствия его возникновения), но не что такое состояние.

Вторая половина анализируемой схемы тоже небезупречна с точки зрения понимания сущности состояний. Во-первых, почему состояние

работоспособности — явление вторичное и не отражает прямо с7и>

ния. Например, во многих руководствах по физиологи^                  s

утомление характеризуется как временное снижение р^

сти в результате деятельности человека. В действител|'     ,           &

1946). Не случайно теоретики спорта выделяют в рабо-j-'

вость фазы компенсированного и некомпенсированн^/

В первой фазе затруднения, возникающие в работе, kq^I за счет волевого усилия. Поэтому снижения работоспо<ч(' ной фазе утомления еще не наблюдается.                                  

Итак, имеются два основных подхода к пониманию психических состояний человека: как совокупность психических процессов, свойств и т. и. в данный момент времени (статус-кво психики) и как совокуп­ность изменения функционирования систем организма и психики при воздействии каких-либо факторов, ситуаций. Понимание состояния как статус-кво психики человека (т. е. среза ее функционального со­стояния в данный момент) противоречит пониманию состояния как динамично развивающихся процессов и не позволяет выявить ни при­чину, ни механизмы его появления. Это лишь моментальная фотогра­фия застывшего выражения лица. Ущербность подобного понимания состояния отчетливо проявляется при изучении состояний, возника­ющих в процессе деятельности человека.

Разрешить имеющееся противоречие между двумя обозначенны­ми выше подходами попытался В. К. Сафонов (1998, 2003). Согласно его точке зрения, существуют «сооояние объекта» и «состояние субъекта». Первое характеризует «состояние психики» в целом (т. е. статус-кво), второе — «психическое состояние». Состояние психики (состояние объекта) является интегральной характеристикой психи­ческой сферы человека в конкретный момент времени, а психическое состояние (состояние субъекта) детерминирует количественные и ка­чественные характернистики психических процессов, выраженность проявления психических свойств. Но тогда получается, что психиче­ское состояние является причиной состояния психики, а состояние психики является следствием психического состояния.

Отсутствие четкого понимания, что такое состояние, приводит к тому, что часто за состояния принимаются явления, вряд ли имеющие к ним прямое отношение. Например, одной из распространенных, на мой взгляд, ошибок является подмена состояний функцией. Так, го­ворят о состоянии внимания, хотя следовало бы говорить о состояни­ях бдительности, настороженности, сосредоточенности, связанных с использованием функции внимания. Если понимать внимание как со­стояние, то становится невозможным употребление многих характе­ристик, связанных со свойствами внимания: отвлечение внимания, переключение его на другой объект (сравните: переключить состоя­ние на другой объект), концентрация внимания (сравните: концент­рация состояния).

Или например, М. Аптер говорит о таких мотивационных состояни­ях, как целеустремленное — нецелеустремленное, конформистское —

негативистское, властное — сочувствие, аутичное — аллоичное (см. «Точка зрения-2»).

Точка зрения-2

В недавнем прошлом Майкл Аптер (Apter, 1989; Frey, 1997) со своими коллегами развил новую теорию, которая отвергает идею мотивации как ослабления напряженности. Вместо этого теория предполагает наличие четырех пар метамотивационных состояний — состояний, которые дают начало отчетливым устойчивым формам мотивации. Как видно из табли­цы, эти пары состоят из противоположностей. Согласно упомянутой тео­рии, в любое заданное время в каждой из пар может существовать только одно из двух состояний. Просмотрев всю таблицу, вы увидите, что каждая из пар определяет несовместимые мотивационные состояния. Представьте себя в какой-нибудь ситуации, связанной с работой. Что вы хотите в дан­ный момент: быть заодно с остальными или отделиться и быть независи­мым? Вы испытываете желание сосредоточиться на собственных пережи­ваниях или на переживаниях других людей? Эта теория известна под на­званием теории перемежающихся состояний. Она стремится объяснить человеческую мотивацию с точки зрения перемежающихся переходов от одного из двух противоположных состояний к другому. Рассмотрим кон­траст между нецелеустремленным и целеустремленным состояниями. Вы пребываете в нецелеустремленном состоянии, когда заняты каким-либо делом, у которого нет иной цели, кроме получения удовольствия от само­го процесса; вы пребываете в целеустремленном состоянии, когда заняты делом, которое представляет для вас важность не только в настоящий момент... Теория перемежающихся состояний фактически предполагает, что вы всегда пребываете в одном из двух состояний, но никогда — сразу в обоих.

Главные характеристики четырех пар метамотивационных состояний

Целеустремленное

Нецелеустремленное

 

Серьезный

Игривый

 

Ориентированный на цель

Ориентированный на процесс

 

Предпочитает заблаговременное планирование

Живет мгновением

 

Избегает беспокойства

Ищет удовольствия

 

Жаждет прогресса, достижений

Жаждет забавы и наслаждения

 

Конформистское

Негативистское

 

Покладистый

Непокорный

 

Хочет соблюдать правила

Хочет нарушать правила

 

Глава 1. Общие

представления о состояниях человека    17

 

 

Придерживается установившегося порядка

Не придерживается установившегося порядка

Любезный

Гневный

Жаждет занять свое место в обществе и быть со всеми заодно

Жаждет быть независимым

Властное

Сочувствие

Ориентированный на применение власти

Ориентированный на проявление заботы

Рассматривает жизнь как борьбу

Рассматривает жизнь как сотрудни­чество

Непреклонен в своих решениях

Чуток и отзывчив

Озабочен налаживанием управления и контроля

Озабочен проявлением благожелательности

Жаждет господства

 

Аутичное

Аллоичное

Прежде всего заботится о себе

Прежде всего заботится о других

Эгоцентричный

Отождествляет себя с отстальными

Сосредоточенность на собственных ощущениях

Сосредоточенность на ощущениях остальных

Однако при рассмотрении таблицы, в которой даны характеристи­ки перечисленных состояний, возникает впечатление, что речь идет о характеристиках личности, влияющих на формирование того или иного мотива. К проблеме же состояний можно отнести только те рас­суждения автора, которые касаются возникающих и переходящих друг в друга эмоций. Но в этом случае корректнее было бы говорить о перемежающихся эмоциональных состояниях, а не мотивационных состояниях. Приведенный пример еще раз показывает, как вольно мы обращаемся с понятием «состояние» вследствие отсутствия реально­го представления о его сущности.

1.2. Состояния как системные реакции. Структура состояний

С моей точки зрения, состояние в самом широком понимании — это реакция функциональных систем на внешние и внутренние воздей­ствия, направленная на получение полезного для организма результата

2-J-413

18    Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний

(адаптации к данным, в том числе и изменившимся, условиям суще­ствования)1. Во многих случаях полезный результат выражается в со­хранении целостности организма и обеспечении его нормальной жиз­недеятельности в данных условиях. Однако, как указывал П. К. Ано­хин, было бы совершенно непрогрессивным для живой природы, если бы система «"стремилась" найти лишь устойчивое состояние» (1972, с. 31). Далее он пишет, что «система "стремится" получить запрограм­мированный результат и ради результата может пойти на самые боль­шие возмущения во взаимодействиях своих компонентов... Именно результат при затрудненном его получении может привести всю сис­тему в крайнее беспокойное и отнюдь не устойчивое состояние» (там же, с. 31). Отсюда можно сделать вывод, что состояние — это реакция функциональной системы не только для сохранения ее устойчивости, но и для изменения с целью адаптации к новым условиям существо­вания.

Состояния характеризуют разные уровни человека: физиологиче­ский, психофизиологический, психический. На физиологическом уровне наблюдаются состояния покоя, возбужденности (активиро-ванности) и заторможенности. Эти состояния — тоже реакция на те или иные воздействия, в чем читатель сможет убедиться в дальней­шем (см. п. 4.2).

Следует отметить, что представление о состоянии как о реакции на воздействия иногда проскальзывают в некоторых публикациях (Ма-рищук, 1974), но не закладываются в основу определения понятия «состояние».

Я определяю состояние человека как его целостную системную реакцию (на уровне организма и часто — личности) на внешние и внутренние воздействия, направленную на сохранение целостности организма и обеспечение его жизнедеятельности в конкретных

А. Тихоннна (2004) полагает, что в определениях состояний, в том числе и моем, от­сутствуют два очень важных момента, существенных для уточнения понятия «психи­ческое состояние»: 1) понимание сути психического состояния как единства пережи­вания и поведения; 2) рассмотрение ситуации как основной причины, вызывающей психическое состояние. Создается впечатление, что автор недостаточно внимательно читала работы своих предшественников. В частности, в моей работе речь идет не толь­ко о единстве переживаний и поведения, но и о единстве физиологических измене­ний с переживанием и поведением, что можно видеть в схеме структуры (уровней) реагирования (состояния). Когда же я рассматриваю эмоции как состояния, то под­черкиваю, что эмоция — это реакция на ситуацию, в которой оказывается значимый объект (Е. П. Ильин, 2002).

Глава 1. Общие представления о состояниях человека    19

условиях обитания. Следовательно, эти реакции имеют приспособи­тельный (адаптивный) характер.

Следует, однако, подчеркнуть, что полезный результат для организ­ма может не совпадать с ожидаемым человеком полезным эффектом, что было показано в ряде моих работ (Ильин, Пауперова, 1967; Иль­ин, 1968, 1974). Поэтому, говоря о полезном эффекте, являющемся следствием развития определенного состояния, нужно иметь в виду прежде всего биологическую целесообразность возникновения состоя­ния. Например, возникновение состояния страха неблагоприятно для человека, но является целесообразной и полезной реакцией организ­ма на угрожающую ситуацию. Конечно, я далек от мысли доказывать, что все состояния обеспечивают достижение такого полезного резуль­тата, который вступает в противоречие с целью поведения человека и с задачами, стоящими перед ним. Достаточно упомянуть, что чело­век может вызвать ряд состояний произвольно (самовнушением) или внушением извне и тем самым задать реакции функциональной сис­темы направление, необходимое для эффективности деятельности.

В. К. Сафонов, в принципе соглашаясь с моим пониманием состо­яния, несколько видоизменил и дополнил мое определение: «Психи­ческое состояние — результат приспособительной реакции организ­ма и личности в ответ на изменение внешних и внутренних условий, направленный на достижение положительного результата деятельно­сти и выражающийся в степени мобилизации функциональных воз­можностей и переживаниях человека» (Сафонов, 2002, с. 47). Налицо следующие видоизменения: замена понимания состояния как реак­ции — на результат этой реакции, а также цели возникновения состо­яния: у меня — для сохранения целостности организма и обеспечения его жизнедеятельности, у Сафонова — достижение положительного результата деятельности. Сафонов также добавляет, что результат приспособительной реакции выражается в степени мобилизации функ­циональных возможностей и в переживаниях человека.

Мне представляется, что эти, вроде бы несущественные, измене­ния и дополнения в корне меняют понимание состояния. Начну с пер­вого видоизменения. Результатом определенного состояния челове­ка может быть не только мобилизация функциональных возможно­стей, но и агрессивное поведение человека (о чем пишет сам Сафонов), или деструктивное поведение, связанное, например, с забыванием программы деятельности, или сохранение гомеостаза, или даже смерть

человека. Поэтому с данной заменой — сути состояния — я решитель­но не согласен. Кроме того, состояния человека характеризуются мо­билизацией функциональных возможностей только на первой стадии возникновения состояния, затем же происходит их истощение. Если учитывать степень мобилизации, о чем пишет Сафонов, то тогда раз­ные стадии одного и того же состояния надо принимать за разные со­стояния? Странно, что результат приспособительной реакции выра­жается в переживаниях человека. Спрашивается, зачем это надо? По­нятно, почему переживания входят как субъективный компонент в состав психического состояния: они придают состояниям модальност-ную окраску, «метят» их, что позволяет человеку отличать одно со­стояние от другого. Но переживание как выражение результата при­способительной реакции должно означать, что психическое состояние возникает для того, чтобы мы переживали. А это уже странно. Нако­нец, я говорю о положительном результате для организма и личности (в смысле целостности и обеспечения нормальной жизнедеятельно­сти), Сафонов же говорит о направленности на достижение положи­тельного результата деятельности. Это значительно сужает роль со­стояний, поскольку деятельность является лишь фрагментом жизне­деятельности. Кроме того, то, что полезно для организма, не всегда полезно для деятельности.

Необходимость системного подхода при изучении психических, или психофизиологических, состояний человека обусловлена тем, что любое подобное состояние человека — это реакция не только психи­ки, но и всего организма и личности в целом, с включением в реагиро­вание как физиологических, так и психических уровней (субсистем) регулирования.

Вследствие этого, как правильно отмечал Н. Д. Левитов, всякое психическое состояние является как переживанием субъекта, так и деятельностью различных его функциональных систем. Оно имеет внешнее выражение не только по ряду психофизиологических пока­зателей, но и в поведении человека.

В общих чертах структуру психофизиологического состояния че­ловека можно представить в виде схемы (рис. 1.1).

Несколько иная структура психического состояния (рис. 1.2) раз­работана В. А. Ганзеном(1984).

Самый нижний уровень, физиологический, включает нейрофизио­логические характеристики, морфологические и биохимические из­менения, сдвиги физиологических функций; психофизиологический

Рис. 1.1. Структурная схема психофизиологических состояний

Рис. 1.2. Общая структура психического состояния человека

1 Психический уровень реагирования

Переживания, психические процессы

 

II. Физиологический уровень реагирования

Вегетатика Соматика (психомоторика)

 

III. Поведенческий уровень

Поведение Общение Деятельность

уровень — вегетативные реакции, изменения психомоторики, сенсо­рики; психологический уровень — изменения психических функций и настроения; социально-психологический уровень — характеристи­ки поведения, деятельности, отношения человека. Ганзен считает не­обходимым выделять субъективные и объективные характеристики состояния, которые должны проявляться на всех указанных уровнях и, кроме того, делиться на общие, особенные и единичные (индиви­дуальные). Мне представляется эта структура излишне формализо­ванной, а ряд ее моментов вызывает сомнение. Например, вряд ли психические состояния приводят к морфологическим изменениям. Не очень понятно, почему вегетатика отнесена к разным уровням и почему сенсорика отделена от психических функций. Также не может быть субъективных характеристик на психофизиологическом и фи­зиологическом уровнях, что при использовании своей схемы при сис­темном описании стресса подтверждает и сам Ганзен.

В любом психофизиологическом состоянии его разные уровни должны быть обязательно представлены, и только по совокупности показателей, отражающих изменения на каждом уровне, можно сде­лать заключение об имеющемся у человека состоянии. Следователь­но, психофизиологическое состояние характеризуется синдромом, т. е. совокупностью симптомов, а не отдельным симптомом, пусть даже и очень важным с точки зрения диагностики. Ни поведение, ни различ­ные психофизиологические показатели, взятые по отдельности, не могут достоверно дифференцировать одно состояние от другого, так как, например, увеличение частоты сердечных сокращений может на­блюдаться при различных состояниях (утомление, тревога, страх), а сокращение времени простой сенсомоторной реакции может свиде­тельствовать как об оптимальном состоянии человека, так и о неопти­мальном (состояние монотонии). Кроме того, одному и тому же пере­живанию, как отмечал Левитов (1964), могут соответствовать разные формы поведения. Например, поведение разных людей при одном и том же состоянии может быть различным вследствие различий в про­явлении волевых качеств, помогающих преодолевать нежелательные формы поведения (желание убежать при появлении опасности, пре­кратить работу при появлении усталости и т. д.). Каждому неблаго­приятному состоянию соответствует какое-либо волевое качество: состоянию неуверенности — решительность, состоянию страха — сме­лость, состоянию утомления и монотонии — терпеливость, состоянию фрустрации — упорство и настойчивость, состоянию злости — выдержка.

Значимость системного подхода при изучении и диагностике пси­хофизиологических состояний состоит в том, что он заставляет иссле­дователей искать логические связи в «половодье аналитических фак­тов» и дает возможность «объяснить и поставить на определенное место даже тот материал, который был задуман и получен исследова­телем без всякого системного подхода» (Анохин, 1973, с. 12).

Я тоже, приступая к изучению ряда психофизиологических состо­яний теперь уже в далеких 1970-х, поначалу оказался в роли такого исследователя, бесстрастно выявлявшего лишь сдвиги ряда парамет­ров, сопутствующие возникновению определенных состояний. Вско­ре, однако, я понял, что рассматривать и диагностировать состояния только на основании суммы возникающих сдвигов — дело бесперспек­тивное, не позволяющее установить главное — смысл возникающих при развитии того или иного состояния функциональных изменений, т. е. в какой мере они обеспечивают адаптацию человека к изменив­шимся условиям существования, или, говоря словами Анохина, по­лучение конечного полезного результата. Именно поэтому в моих ис­следованиях состояний человека понятие о функциональной системе и системный подход стали методологическим инструментом, позво­ляющим приступить к созданию общей теории указанных состояний.

1.3. Состояния — активная реакция

Независимо от того, деятелен или бездеятелен человек, состояния по своей физиологической природе всегда активны. Под этим понимает­ся, что, во-первых, состояние — это отражение определенного уровня активации определенных структур и систем организма, реакция на определенную ситуацию, стимул; во-вторых, оно возникает в процес­се саморегуляции организма и личности. Это относится не только к рабочим состояниям человека, возникающим в процессе его деятель­ности, но и к состоянию покоя в различных его формах (физиологи­ческий покой, оперативный покой — А. А. Ухтомский, 1937), которые после исследований Н. Е. Введенского уже не рассматриваются как пассивные состояния.

Так, в результате многочисленных электрофизиологических иссле­дований установлено, что даже при отсутствии нарочитых раздражений

рецепторы посылают в центральную нервную систему редкие асинх­ронные импульсы возбуждения (фоновая афферентная импульса-ция). В свою очередь, нервные клетки также периодически отправля­ют асинхронные импульсы возбуждения к другим нервным клеткам (фоновая межцентральная импульсация) и в исполнительные орга­ны (фоновая эфферентация, или субординационная импульсация). Данная фоновая импульсация снижает возбудимость клеток, органи­зуя таким образом определенный уровень покоя (Н. В. Голиков, 1968). Также было показано, что состояние сна тоже является активным со­стоянием.

Активная природа состояний отчетливо проявляется в психофи­зиологических состояниях, одной из фаз развития которых являет­ся противодействие фактору, вызывающему неблагоприятные сдвиги в организме, т. е. сохранение гомеостаза.

Понятие о гомеостазе

Существенным качеством организма в борьбе за существование яв­ляется его способность сохранять постоянство среды внутри организ­ма путем поддержания ряда физических, химических и физиологи­ческих констант тела. Эта способность обеспечивает организму неза­висимость его жизненных процессов от изменений, происходящих в окружающей среде (Клод Бернар).

Американский физиолог В. Кеннон расширил представления К. Бернара и предложил относительное динамическое постоянство как внутренней среды организма, так и некоторых его физиологиче­ских функций (кровообращения, дыхания, теплорегуляции, обмена веществ и деятельности отдельных эндокринных органов) назвать го-меостазисом.

Возникло понятие о целесообразном гомеостазисе, под которым подразумевают свойственные нормальному человеку структуру и ха­рактер нервных реакций, постоянность проявления основных свойств нервной деятельности. Очевидно, что разбираемые нами вопросы от­носятся к этому виду гомеостазиса. Ряд данных свидетельствуют, что существует гомеостазис функций двигательного аппарата. Постоян­ство показателей, характеризующих функциональное состояние дви­гательной системы в покое и при деятельности, проявляется как в те­чение коротких промежутков времени (одноразовое исследование испытуемого), так и на больших отрезках времени (неделя, месяц).

Кеннон подчеркивал относительность и динамичность постоян­ства функций организма, поскольку уровень констант в связи с измен­чивостью внешней среды не может быть неизменным. Постоянство состояния имеет нижний и верхний пределы, при переходе через ко­торые система разрушается или нарушается ее жизнеспособность, так как от биологических свойств и химического состава внутренней сре­ды зависит уровень возбудимости и реактивности органов. Поэтому задача механизмов управления и регуляции в живых системах, с од­ной стороны, — поддерживать постоянство, а с другой — закономерно изменять его и приспосабливать путем перевода системы из состоя­ния покоя в деятельное состояние (рабочее).

Таким образом, психофизиологическое состояние — это не пассив­ная реакция организма, его капитуляция перед действующим стиму­лом, а борьба за сохранение гомеостаза. Это объясняет многие наблю­даемые «парадоксальные» изменения ряда физиологических показа­телей, которые должны по смыслу вроде бы говорить о «хорошем» состоянии, а на самом деле лишь показывают, что возникло неблаго­приятное состояние.

1.4. Функции состояний

Сказанное выше позволяет сделать вывод, что главная функция (пред­назначение) психофизиологических состояний — адаптация (приспо­собление) организма к изменившимся условиям существования.

Многие авторы в качестве важнейшей функции состояний назы­вают регулятивную (Психология: Словарь, 1990). Однако на самом деле она оказывается тождественной адаптивной функции. Указыва­ют также на функцию интеграции отдельных психических состояний и образование функциональных комплексов: процесс—состояние— свойство (Прохоров, 1994). Благодаря этому, как пишет Л. В. Кули­ков (2000, с. 12), «обеспечиваются отдельные акты психической ак­тивности в текущем времени, организация "психологического строя" личности, необходимого для эффективного ее функционирования в различных сферах жизнедеятельности». Необходимо отметить, что вопрос о соотношении процессов, состояний и свойств довольно слож­ный и спорный (более подробно см. п. 1.8). Я вижу интегрирующую функцию состояний скорее в образовании функциональных систем реагирования на изменяющиеся условия жизнедеятельности и дея­тельности.

1.5. Фазность развития состояний

В отличие от ряда ученых, рассматривающих состояния как нечто ста­бильное, статус-кво, я рассматриваю состояние как динамичный про­цесс, проходящий через ряд фаз. Собственно, представления о фазно-сти развития состояний можно найти уже у Г. Селье, описавшего стресс. Правда, он упустил первую фазу: латентный период развития состояния.

Как известно, всякая реакция возбудимых систем имеет задержку в своем проявлении — скрытый, или латентный, период. Он связан с преодолением инерции предыдущего состояния и формированием системы, которая должна отреагировать на воздействие. Точно так же и психофизиологические состояния при попадании человека в ту или иную ситуацию развиваются не «с места в карьер». Например, состо­яние монотонии на производстве как следствие однообразия труда возникает только через 1,5-3 ч работы. Конечно, длительность скры­того периода развития различных состояний зависит от многих фак­торов и порой исчисляется долями секунды (например, при эмоцио­нальном реагировании), а порой — неделями и месяцами, но важно то, что этот период присутствует всегда.

Важность понимания данного положения обусловлена тем, что достаточно распространенной является следующая точка зрения: по­скольку имеется какой-то фактор, могущий вызвать определенное состояние, то должно быть налицо и это состояние. В действительно­сти же наличие причины не означает, что состояние уже возникло. Действие какого-либо фактора может изменить состояние человека лишь после преодоления инерции (гомеостаза) предыдущего состоя­ния или осознания значимости того или иного стимула, ситуации. Поэтому нужна определенная (пороговая) длительность действия данного фактора, чтобы возникло определенное состояние. Величина упомянутого порога определяет устойчивость человека к действию этого фактора, т. е. латентный период данного состояния. Именно в этом смысле говорят о фрустрационном пороге (Гошек, 1972). Нали­чие порога способствует тому, что ограничение двигательной актив­ности школьников ниже оптимального уровня в период учебного года не обязательно чревато развитием состояния гиподинамии. Непони­мание этого часто приводит к терминологической путанице, так как одним и тем же термином обозначают и состояние, и ситуацию, при-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека    27

ведшую к нему. Например, говорят о гиподинамии, вместо того чтобы говорить о гипокинезии (ограничении двигательной активности), и наоборот; говорят о монотонии, вместо того чтобы говорить о моно­тонности работы как факторе, вызывающем состояние монотонии.

Устойчивость к развитию состояний (более позднее их появление) зависит как от прирожденных факторов (например, от типологиче­ских особенностей проявления свойств нервной системы и темпера­мента), так и от социальных (отношение к работе). Так, Н. П. Фетис-кин (1974) наблюдал у рабочих с положительным отношением к сво­ей работе более позднее развитие состояния монотонии, чем у рабочих с негативным отношением. У спортсменов, мастеров спорта, при не­эмоциональных тренировочных занятиях состояние монотонии раз­вивалось раньше, чем у новичков, тренировавшихся с энтузиазмом.

После латентной наступает вторая фаза — видимая (фиксируемая) реакция на действие данного фактора, фаза «капитуляции» организ­ма: появление страха, скуки, желание прекратить работу, дискоорди-нация работы функциональных систем (у Селье, описавшего стресс, это стадия шока).

Данная фаза сменяется третьей, «мобилизационной», фазой, в тече­ние которой организм стремится нейтрализовать отклонения от гоме-остаза или заданного режима работы (у Селье — стадия противото­ка). Это создает основу для перехода к следующей, четвертой стадии — устойчивости (по Селье — резистентности) в работе функциональных систем организма. Однако если действие фактора не прекращается долгое время, то наступает последняя фаза нормального развития со­стояния — «истощение» энергетического потенциала, следствием чего является снижение работоспособности, психологической устойчиво­сти и т. п.

Таким образом, развитие состояний — это не столько капитуляция организма и личности перед воздействующим на них стимулом, сколь­ко активная оборона, противодействие нарушению существующей ста­бильности (гомеостаза). Например, при развитии состояния моното­нии во второй стадии у человека появляются скука и заторможенность центров, связанных с переработкой информации. Однако на третьей стадии для ликвидации или уменьшении торможения усиливается дви­гательная активность (темп работы), в результате чего увеличивается поток импульсов, возбуждающих кору головного мозга, с работаю­щих мышц. То же происходит и при мышечном утомлении: снижение

напряжения мышц компенсируется приложением человеком допол­нительных волевых усилий, в результате чего мышечные волокна на­чинают сокращаться не поочередно, а все вместе. Это приводит к тому, что нужное усилие сохраняется и работоспособность еще некоторое время остается на прежнем уровне.

1.6. Свойства и характеристики состояний

Рядом авторов выделены свойства состояний. Например, Ю. Б. Нек­расова (1994) отмечает следующие свойства психических состояний: ситуативная воспроизводимость, динамичность их существования и возможность переходить в устойчивые характеристики личности в условиях особой значимости и повторяемости.

Состояния характеризуются модальностью, длительностью, обра­тимостью, глубиной и качеством.

Модальность. Состояния качественно отличаются друг от друга и прежде всего тем, какие переживания (эмоции и эмоциональный тон ощущений) им сопутствуют. Поэтому меня удивляет, когда я вижу, например, такие заголовки: «Психическое состояние студентов в учеб­ном процессе» или «Предстартовое состояние спортсмена» (замечу — все в единственном числе). Это все равно что в ресторане получить меню, в котором написано только одно слово: «Еда». Ведь безмодаль-ностного психического состояния человека не существует. Так о ка­ком же конкретном состоянии идет речь: скуке, тревоге, утомлении, воодушевлении? Если авторы имеют в виду наличие у студентов и спортсменов разных состояний, то следовало бы написать: «Психиче­ские состояния»; если же речь идет только об одном (например, тре­вожности) — «Состояние тревожности у студентов...»

Длительность (устойчивость) состояний. Каждое состояние — вре­менное. В связи с этим важной характеристикой состояний человека является их обратимость, т. е. исчезновение через какое-либо время при прекращении действия фактора, их вызвавшего.

Именно по временной характеристике пытаются отличать состоя­ния от процессов (первые — более длительные, вторые — быстротеч­ны). Однако данный критерий весьма относителен, как и деление са­мих состояний на устойчивые и неустойчивые, кратковременные и длительные. Во всяком случае, ориентация на то, что состояния всегда длительные, мне представляется неоправданной. Все же в практических целях принято говорить о состояниях мимолетных, длительных и хронических. Каждое состояние может быть и мимолетным (напри­мер, тревожность болельщика при опасном моменте у ворот его лю­бимой команды), и длительным (тревожность родителей при ожида­нии результатов экзамена, который сдавал их ребенок), и хроническим (тревожность как черта личности). В. М. Зациорский с соавторами (1971) говорит об оперативных (появляющихся при однократном кратковременном воздействии), текущих (при длительном воздей­ствии фактора) и перманентных (хронических) состояниях, возника­ющих при постоянном (периодическом) действии какого-либо фак­тора.

Переход состояний из текущих в перманентные может иметь как положительный результат (например, при развитии состояния адап-тированности, тренированности), так и отрицательный (при развитии переутомления, хронической монотонии). Следовательно, в одном случае нужно стимулировать переход состояния из текущего в пер­манентное, а в другом случае — не допускать этого перехода.

Глубина состояний (интенсивность) характеризуется степенью выра­женности переживаний и сдвигов физиологических функций. При­мером могут послужить следующие семантические цепочки: страх-ужас; раздражение (рассерженность)—возмущение—гнев—ярость (бе­шенство); восхищение—восторг—экстаз.

Качество состояний определяется спецификой воздействующего на человека фактора, исходным фоном, а также индивидуальными осо­бенностями человека.

По знаку переживаний (эмоций) состояния делят на положитель­ные и отрицательные. Однако подобная качественная характеристи­ка состояний весьма условна. Так, некоторым людям нравится чув­ствовать себя несчастным. Можно получать удовольствие и от страха (на аттракционах).

В зависимости от значимости того или иного состояния для эффек­тивности деятельности, общения и здоровья человека состояния при­нято делить на благоприятные и неблагоприятные. Такое деление тоже весьма условно, так как некоторые «неблагоприятные» состоя­ния могут не ухудшать, а стимулировать деятельность по ряду пара­метров (например, при страхе и злости увеличиваются сила и быстро­та движений).

1.7. Состояния и индивидуальные особенности человека

Одна и та же причина (например, монотонная деятельность) может вызвать различные состояния, подчас противоположные (в данном случае — либо монотонию, либо психическое пресыщение). Это за­висит от психофизиологических особенностей человека, в частности от типологических особенностей проявления свойств нервной систе­мы (Высотская с соавт., 1974). При развитии одного и того же состоя­ния формы его проявления у разных лиц тоже могут быть разными. Например, существуют три формы проявления страха (две активные, одна пассивная) и фрустрации. Н. Д. Скрябин (1972) наблюдал два вида вегетативных реакций при страхе у лиц с низкой степенью сме­лости — повышение и понижение частоты сердечных сокращений. Лазарус (1970) также наблюдал индивидуальный характер изменения пульса и артериального давления у разных испытуемых при одной и той же ситуации.

Подобные различия реакции у разных людей на один и тот же фак­тор обусловлены тем, что упомянутые факторы вызывают состояние не прямо, а опосредованно, преломляясь через особенности человека как индивида и личности:

Фактор -

Особенности личности

Состояние.

Помимо личностных особенностей определенную роль в возник­новении разных состояний у одного и того же человека при действии одной и той же причины играет ситуация, в которой находится чело­век, исходный фон (уровень активированности). Г. Хольмберг (1970), например, наблюдал у одного и того же испытуемого при действии эпинефрина то эйфорию, то гнев.

С другой стороны, проявление в поведении того или иного состоя­ния тоже определяется личностными особенностями человека, о чем писал В. Н. Мясищев.

Жизнь человека создает состояния, связанные с биологическими услови­ями: голодом, жаждой, динамикой полового влечения. Объект всех этих влечений притягателен для человека. Такие влечения, как пищевое, поло­вое, вместе с тем могут вступать в конфликт с требованиями этики. И ис­ход этого конфликта характеризует личность. Во время блокады в усло­виях массового голода некоторые люди умирали от голода, но не брали чужого, некоторые, наоборот, жадно и бесцеремонно поедали пищу дру­гих. Сексуальная этика заключается в том, чтобы регулировать свое поло-

Глава 1. Общие представления о состояниях человека    31

вое поведение в соответствии с общественными нравственными требова­ниями. Одни являются рабами полового голода и послушными, вплоть до преступления, исполнителями роли полового объекта, другие порывают связь, если она вступает в противоречие с их моральными требованиями (Мясищев, 1966, с. 12).

1.8. О триаде «психический процесс— состояние—психическое свойство»

Понятие «психическое состояние» в психологии относительно новое. Оно появилось в связи с желанием показать непрерывность форми­рования психологических образований, в частности преобразование психических процессов в психические свойства. Поскольку трудно объяснить такой переход, «имея» в начичии лишь диаду «процесс-свойство», было введено промежуточное звено — состояние, которое обладает, с одной стороны, некоторой динамичностью, а с другой — устойчивостью.

Как пишет Н. Д. Левитов (1964, с. 6), «выделение области психи­ческих состояний заполняет некоторый пробел в системе психологии, разрыв между психическими процессами: ощущениями, восприяти­ем, мышлением и т. п. — и психическими свойствами личности: на­правленностью, способностями, темпераментом, характером».

Точка зрения-3

В распространенном делении психических явлений — процессы, состоя­ния и свойства — они выделены и перечислены в порядке убывания дина­мичности. Именно в такой последовательности снижается динамичность, лабильность, скорость изменения явлений. Состояния занимают промежу­точное положение по признаку динамичности. Мысль о различной локали­зации черт личности и состояний на шкале «стабильность—лабильность» в современных исследованиях проводится все более отчетливо. Черту опре­деляют как постоянный способ индивидуального приспособления к окру­жающему, а психическое состояние — как активность «здесь и сейчас», как временное состояние сознания и настроения (Hayden, Mischel, 1976).

Черты личности и состояния, конечно, занимают разные места на шкале «стабильность—лабильность», но важнее подчеркнуть другой момент. В состояниях интегрирована актуальная выраженность черт личности, сила их проявления. Хотя состояния оказывают значимое влияние на формирование черт, обратное влияние (со стороны черт)

и для текущих, и для устойчивых состояний сильнее (Куликов, 2000, с. 11).Таким образом, триада «процесс—состояние—свойство» позво­ляет, по мысли Левитова, показать непрерывность психических пре­образований: процесс переходит в состояние, а состояние —- в свой­ство.

Чем больше устойчивость, статичность психического явления, тем выше его шансы перейти в состояние, а затем — в свойство. Отсюда условность разделения этих трех психологических категорий. При данном подходе состояние — это остановившийся (но не исчезнув­ший!) на некоторое время процесс, а свойство — застывшее состоя­ние. Не случайно в издании «Психология. Словарь» (1985) о психи­ческом состоянии говорится, что это «понятие, используемое для условного выделения в психике индивида относительно статического момента, в отличие от понятия "психический процесс", подчеркива­ющего динамические моменты психики, и понятия «психическое свойство», указывающего на устойчивость проявлений психики ин­дивида, их закрепленность и повторяемость в структуре его личности» (с. 267). Неудивительно, что безымянный автор статьи рассматрива­ет в качестве того, другого и третьего один и тот же феномен — аф­фект. Правда, удивляет, что при этом в качестве такового принимает­ся вспыльчивость, являющаяся в действительности свойством чело­века. Странно и то, что эмоция рассматривается упомянутым автором как психический процесс, а не состояние. Путаница в распределении психических явлений по указанным трем категориям имеется и у Ле­витова. Так, в состав психических состояний он включил ряд свойств личности (например, мечтательность, решительность).

Насколько трудно в реальности провести грань между психиче­скими процессами, психическими состояниями и психическими свой­ствами, видно из схемы, приведенной А. Г. Маклаковым (2000) в учеб­нике по психологии. В одном случае эмоции (радость, негодование, злость) включены в психические процессы, а в другом (страх, угнетен­ность, эмоциональный подъем) — в психические состояния (рис. 1.3). Возникает вопрос: почему автор сделал такое разделение, почему не все эмоции являются психическими состояниями? Не очень понятно и то, почему в психические свойства у него попали темперамент, ха­рактер, способности.

Еще больше запутывает понимание психического состояния утвер­ждение Левитова (там же, с. 21), что «всякое психическое состояние является как переживанием, так и деятельностью, имеющей некото-

Рис. 1.3. Структура психических явлений

рое внешнее выражение» (выделено мною. — Е. И.). Возникает вопрос: является деятельностью чего (мозга) или кого (человека)? А может быть, автор имел в виду поведенческие характеристики, сопутствую­щие тому или иному состоянию?

Представления Левитова получили широкое признание среди оте­чественных психологов (Маклаков, 2000; Перов, 1974; Чеснокова, 1987, и др.), превратившись по существу в аксиому, не требующую до­казательств.

Однако внешне кажущаяся стройной и логичной, схема «процесс-состояние—свойство» при ее почленном анализе вызывает много во­просов.

Прежде всего это касается понимания категории «психический процесс». Вообще-то процесс — это «ход, развитие какого-нибудь яв­ления, последовательная смена состояний в развитии чего-нибудь» (Ожегов, 1985, с. 544, выделено мною. — Е. И.).

В учебниках по психологии психические процессы чаще всего по­нимаются и раскрываются по существу как функции психики, т. е. воз­можность воспринимать окружающую действительность, хранить в памяти воспринятое, думать и т. д. При рассмотрении же восприя-

3-1411

тия, мышления и т. п. как действительно процессов (процессуальных характеристик психической деятельности) возникает сомнение: а не описываются ли при этом протекающие во времени психические дей­ствия или психическая деятельность по восприятию (обнаружение, различение, опознание и т. д.), запоминанию и воспроизведению ин­формации, анализу, синтезу и т. д. Не случайно Левитов пишет, что и те и другие имеют начало и конец, т. е. обладают динамикой.

Понятие «психический процесс» активно использовалось и С. Л. Ру­бинштейном (1999). Он писал, что основным способом существова­ния психического является его существование в качестве процесса и деятельности. Но и он, например, говорит о процессах анализа, синте­за, обобщения, которые можно считать операциями или действиями, с помощью которых осуществляется мыслительная деятельность. При этом Рубинштейн выделял и другие способы существования психи­ческого — результаты психического процесса, а также состояния, свой­ства и т. д.

Разницу между процессуальными характеристиками сознания (т. е. процессами) и психическими состояниями Левитов видит в боль­шей целостности и устойчивости последних. Но разве акты восприя­тия и т. п. нецелостны и не могут быть устойчивыми, а состояния — кратковременными и даже мимолетными?

Точка зрения-4

В отличие от психического процесса как динамической формы существо­вания психическое состояние личности иногда рассматривается только как статичная его характеристика. Однако состояние содержит уже в самом себе ряд процессуальных моментов, оно имеет свои собственные динами­ческие особенности. Все это исключает одностороннюю трактовку состо­яния как статичного явления психики. Каждое состояние проходит основ­ные этапы постепенного развертывания во времени и формируется от на­чальных фаз до «вершины» максимальной выраженности и далее идет к спаду, исчезновению, замене новым состоянием, с которым оно в той или иной форме вступает во взаимодействие. Этапы развития каждого состоя­ния, смена одних состояний другими, взаимодействие их между собой — все это его динамические моменты (Чеснокова, 1987, с. 22). Теория перемежающихся состояний выдвигает объяснение, согласно ко­торому ощущения, переживаемые во время прыжка с парашютом, пред­ставляют собой переключение из целеустремленного состояния в нецеле­устремленное состояние. В целеустремленном состоянии повышенное воз­буждение, похожее на то, что переживается при продумывании прыжка из самолета, приводит к появлению чувства тревоги; в нецелеустремленном

состоянии повышенное возбуждение ощущается как сильный восторг. Та­ким образом, переход от целеустремленного состояния к нецелеустрем­ленному при том же уровне возбуждения привел бы к немедленной смене сильнейшей тревоги сильнейшим удовольствием. Для того чтобы удосто­вериться в существовании этой мгновенной смены, исследователи собрали данные о членах двух парашютных клубов. Парашютисты описывали свои ощущения тревоги и восторга до, во время и после прыжков. Собранные данные показали наличие явного переключения состояний: за несколько мгновений до прыжка парашютисты испытывали тревогу (но не восторг); через несколько мгновений после раскрытия парашюта они испытывали восторг (но не тревогу). Возбуждение не исчезало — оно обретало иное значение, стоило парашютисту резко перейти от целеустремленного со­стояния к нецелеустремленному (Apter, Batler, 1997; цит. по: Герриг, Зим-бардо, 2004, с. 568-570).

Таким образом, категория «психические процессы» в трактовке Левитова повисает в воздухе, остается без содержания, а попросту — становится ненужной, поскольку вместо нее можно употреблять дру­гие категории, более точные и имеющие конкретное содержание: в од­ном случае — «психические функции», в другом — «психические (по­знавательные) действия».

Левитов пишет, что вне психических процессов нет и не может быть никаких психических состояний. Но исходя из приведенного определения процесса можно сказать и обратное — вне состояний (их изменения) нет психического процесса (см. «Точка зрения-4»). Отсю­да возникают представления, что, с одной стороны, психические про­цессы выступают в качестве первичных факторов формирования пси­хических состояний человека, а с другой — психические состояния влияют на течение и результат психических процессов (Маклаков, 2000, с. 24-25). Но если состояния — это совокупность психических процессов, то могут ли процессы влиять на самих себя? Очевидно, что состояния влияют на психические процессы только в том случае, если под этими процессами понимают познавательные действия. Следова­тельно, речь должна идти о зависимости эффективности проявления психических функций от состояний.

Левитов утверждает, что психические процессы могут перейти в психическое состояние, например процесс восприятия художест­венной картины может перейти в довольно сложное психическое со­стояние под впечатлением от этой картины. Но что значит для про­цесса «перейти в психическое состояние» — его исчезновение в дан­ный отрезок времени или включение в состояние? Левитов это не

уточняет. Правильнее было бы сказать, что процесс восприятия вы­зывает (провоцирует) сложное (эмоциональное) психическое состо­яние.

Если уж говорить о связи психических состояний с процессами, то следует учитывать, что само состояние является процессом как после­довательность когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, актуализирующихся в результате воздействия на человека различных стимулов, ситуаций и деятельности. Об этом я подробно говорил в п. 1.5, посвященном фазности развития состояний.

Точка зрения-5

Термин «состояние» относится к числу метапонятий, а не собственно пси­хологических категорий наряду с терминами «функция», «система», «про­цесс», «свойство» и др. В физике и других естественных науках «состоя­ние» — есть мгновенная характеристика объекта, наиболее общее и не­определимое понятие. Множество изменений состояния объекта во времени обозначается как процесс... «Свойством» называется внешнее проявление состояния системы, неизменное во времени. В психологии «состоянием» называют некую внутреннюю характеристику психики человека, относи­тельно неизменную во времени составляющую психического процесса (как ни парадоксально это звучит). Состояние проходит вместе с породившим его процессом (например, эмоциональным), а психическое свойство — внешняя, константная характеристика системы, рассматривается без учета времени. Возможны, разумеется, и другие трактовки отношений между этими понятиями (Дружинин, 2000, с. 7).

Вопросы возникают и при рассмотрении соотношения состояния и свойства личности. Левитов пытается показать, что нет необходи­мости жестко отделять свойство человека от состояния: «Мы говорим о решительности и нерешительности, об активности и пассивности, о бодрости и подавленности и как временных состояниях, и как об устойчивых чертах личности» (1964, с. 21). Однако такое заключение базируется на ошибочном отождествлении свойств с состояниями, а состояний — со свойствами.

Решительность — свойство личности, а состояние — решимость. Активность — состояние, а свойством личности является высокая по­требность в активности, энергичность. И вообще трудно себе предста­вить, из какого состояния может возникнуть такое свойство лично­сти, как честность.

Очевидно, точнее будет сказать, что свойства личности — это го­товность (или предрасположенность) человека проявлять определенные состояния и поведенческие реакции на определенные стимулы (например, личностная тревожность — это склонность проявлять со­стояние тревоги на значимые стимулы; вспыльчивость — склонность эмоционально реагировать на фрустрацию и т. д.).

Исходя из сказанного мне представляется, что триада «психиче­ский процесс—состояние—свойство личности» не оправдывает воз­ложенные на нее ожидания и лишь запутывает понимание истины. Прежде всего неадекватно само понятие «психический процесс». То, что называют психическими процессами, в действительности являет­ся, с одной стороны, психическими (познавательными) функциями мозга, а с другой — познавательными действиями (перцептивными, мнемическими, интеллектуальными). При этом следует иметь в виду, что подобное разделение этих действий весьма условно, так как в каж­дом из них одновременно участвуют все психические функции, напри­мер опознание невозможно без эталона, т. е. памяти, без мышления и т. д. Поэтому никакая отдельно взятая функция даже теоретически не может перейти в состояние, если не понимать в качестве такового про­цесс реализации функции, т. е. познавательное действие или познава­тельную деятельность в целом. Но тогда становится ненужным либо понятие «познавательное действие», либо понятие «состояние», так как в рассматриваемом случае это одно и то же.

Путаница в использовании понятий «процесс» и «состояние» на­блюдается и в публикациях физиологов и медиков. Например, можно встретить такое выражение: «Это свидетельствует о развитии тормоз­ных процессов в центральной нервной системе», хотя логичнее, как мне представляется, говорить о развитии тормозных состояний, ведь нервный процесс только один — возбуждение.

Просмотров: 5377
Категория: Медицинская психология, Анатомия, физиология


Другие новости по теме:

  • Раздел III. Психические состояния - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 10. Состояния психического напряжения - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 9. Состояния, возникающие при монотонной деятельности и обстановке - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 11. Состояния, вызванные интенсивной длительной деятельностью - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Раздел II. Активационные состояния - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 4. Мотивационно-волевые состояния - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 8. Интеллектуальные (когнитивные) состояния - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 7. Коммуникативные эмоциональные состояния - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 3. Функциональные (базовые активационные) состояния - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 5. Эмоциональные состояния, связанные с прогнозом и ожиданием - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 6. Эмоциональные состояния, связанные с достижением или недостижением цели - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Раздел IV. Характеристика негативных психофизиологических состояний, возникающих в процессе деятельности - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 13. Регуляция психических состояний - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 12. Диагностика психофизиологических состояний - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • § 2. Развитие понятия "состояние" в философии и естествознании нового времени - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • § 3. Методологические функции категории "состояние" в изучении общественных явлений - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • § 2. Методологические функции категории «состояние» в естественнонаучной теории - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • Раздел I. Теоретические и методологические вопросы изучения состояний - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава I. РАЗВИТИЕ ПОНЯТИЯ "состояние", ЕГО СОДЕРЖАНИЕ И ФУНКЦИИ В КЛАССИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ И НАУКЕ - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • Глава III. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ КАТЕГОРИИ "СОСТОЯНИЕ" - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • § 2. Естественнонаучные предпосылки диалектического развития понятия "состояние" - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • § 1. Философские и естественнонаучные предпосылки возникновения понятия "состояние" - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • Раздел V. Диагностика и регуляция состояний - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • II. Методики изучения состояний - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 2. Классификация состояний - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • § 3. Обобщение содержания понятия "состояние" в марксистской философии - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • Глава II. ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ПОНЯТИЯ "СОСТОЯНИЕ" В МАРКСИСТСКО-ЛЕНИНСКОЙ ФИЛОСОФИИ - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • § 1. Понятие "состояние" в трудах классиков марксизма - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • § 1. Категория "состояние* и научная картина мира - Понятие состояние как философская категория - Л.Симанов - Философия как наука
  • VI. 1. ОПИСАНИЕ ПСИХИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ ЧЕЛОВЕКА - Системные описания психологии - Ганзен



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       





    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь