Глава 6. Эмоциональные состояния, связанные с достижением или недостижением цели - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.

- Оглавление -


6.1. Удовлетворение

В «Словаре русского языка» С. И. Ожегова удовлетворение опреде­ляется как чувство (переживание) удовольствия, которое испытывает тот, чьи стремления, желания, потребности удовлетворены, исполне­ны. Важно подчеркнуть, что удовлетворение не является физическим удовольствием, которое отражает положительный эмоциональный тон ощущений. Это психическое удовольствие, которое сродни положи­тельному эмоциональному тону впечатлений. Главное в генезисе дан­ного удовольствия — достижение цели.

Состояние удовлетворения может иметь различную степень вы­раженности: удовольствие как слабо выраженное, наслаждение — как средне выраженное и восхищение, восторг — как высшее проявле­ние. Трогательно-восторженное состояние, обычно проявляемое сен­тиментальными людьми в отношении маленьких детей, называется

к

Наслаждение

Восхищение

умилением. В психологии оно остается практически неизученным фе­номеном.

Всегда наслаждаться — значит не наслаждаться вовсе (Вольтер).

Если обычное удовлетворение может ничем внешне не проявлять­ся, то восхищение, восторг выражаются в различных психомоторных реакциях (мимике, позе, криках, аплодисментах и т. п.).

Психологи, пытаясь определить сущность радости, испытывают значительные затруднения. Поэтому некоторые из них идут в ее по­нимании от противного — чем она не является. В. С. Дерябин (1974), Е. Шахтель (Schachtel, 1959), С. Томкинс (Tomkins, 1962), К. Изард (2000) не сводят ее к чувству сенсорного удовольствия — эмоциональ­ному тону ощущений. Последний, как отмечает Дерябин, локализо­ван по органам чувств, в то время как радость не имеет локализации, она захватывает весь организм. Кроме того, радостно настроенный че­ловек испытывает неудовольствие от вкуса хинина и удовольствие — от запаха цветов. Как пишет К. Изард, «вряд ли вы отправитесь на поиски радости в ближайшее кафе-мороженое» (2000, с. 147), хотя, может быть, это и имело бы смысл с точки зрения физиологии:

К. И. Платоновым (1962) показано, что при радости возрастает количе­ство выделяемого желудочного сока и его переваривающая сила. Радость и эмоциональный тон возникают на разных уровнях эмоциональной i              хорошее настроение, спо­рить не приходится. Однако доста­точно ли этого, чтобы определить радость? Разве всякое хорошее на­строение — обязательно радость?

Дерябин (1974) и Изард разли­чают радость и веселье, хотя и при­знают, что различие между ними

Радость

Ликование

трудно поддается определе­нию. Например, Дерябин пи­шет, что нерезко выраженное переживание радости может быть без веселья («тихая ра­дость»)- Можно добавить, что и веселье может быть без на­личия радости, хотя очень ча­сто радость является поводом для веселья. Изард отмечает, что радость сопровождается переживанием удовлетворен­ности самим собой и окружа­ющим миром. Очевидно, это и является ее главной отличи­тельной чертой. Поэтому я бы определил радость как силь­ное удовлетворение. Очень сильная радость (удовлетворение) прини­мает форму поведения, называемого ликованием, буйством.

Радость может быть следствием творческого успеха, но вовсе не обязательно ему сопутствует. Она возникает не только по поводу удовлетворения желания, достижения цели, но и по поводу предвиде­ния удовлетворения желания (предвкушения). Впрочем, разница меж­ду этими двумя случаями небольшая. В последнем случае радость возникает как следствие уже свершившегося в мыслях желаемого со­бытия. Именно поэтому человек может испытывать радость и при меч­таниях, грезах (Singer, 1966).

Характерным для радости является ее очень быстрое возникнове­ние, и этим она приближается к аффекту. Не случайно Дерябин опре­деляет радость как реакцию на неожиданное получение чего-либо приятного, желанного. Чем неожиданнее успех и чем дольше он ожи­даем, тем больше радость по поводу него.

Как показала М. С. Неймарк (1961), бурная радость при успехе свойственна лицам с заниженной самооценкой.

Радость легко распознаваема, о ее наличии свидетельствуют улыб­ка и смех. К. Г. Ланге (1896), один из крупных специалистов по изуче­нию эмоций, привел описание физиологических и поведенческих ха­рактеристик радости. Она сопровождается возбуждением двигательных центров, приводящим к разряду моторного возбуждения (жестикуляция, подпрыгивания, хлопание в ладоши), усилением кровотока в мелких

сосудах (капиллярах), вследствие чего кожа тела краснеет и становит­ся теплее, а внутренние ткани и органы начинают лучше снабжаться кислородом и обмен веществ в них происходит интенсивнее. Неуди­вительно, что при радости (правда, внушенной) К. И. Платонов на­блюдал повышение работоспособности при работе на эргографе.

Люди, переживающие сильную и кратковременную радость, часто принимают ее за счастье. Отсюда выражения: «счастливый миг», «птица счастья» и т. п.

В. Квин называет счастьем длительное переживание радости. Правда, она тут же добавляет, что счастье — это нечто большее, чем просто интенсивное удовольствие или радость. Очевидно, это ее за­мечание можно отнести не к испытываемой сильной эмоции радости по поводу свершившегося события, а к философской категории счас­тья, которая скорее отражает удовлетворенность человека своей жиз­нью, т. е. к тому психологическому явлению, которое называется чув­ством.

Радость (торжество) по поводу неудачи соперника, конкурента, к которому человек испытывает неприязнь, называется злорадством (злобной радостью).

Проявление радости в онтогенезе. Признаки радости (улыбка), как отмечает К. Изард (2000), наблюдаются уже у трехнедельного младен­ца. С четвертой-пятой недели до четвертого-пятого месяца жизни ре­бенок улыбается любому человеческому лицу, если оно близко от него и если человек кивает ему. Это имеет большое значение в установле­нии психологического контакта между ребенком и материю. Мать, наклоняясь к ребенку, вызывает у него улыбку; в свою очередь улыб­ка ребенка вызывает улыбку у матери, заставляет ее ласково разгова­ривать с малышом. Это является для ребенка подкрепляющей стиму­ляцией, которая имеет важное значение для его здоровья и благопо­лучия.

В последующие годы круг обстоятельств, по поводу которых ребе­нок радуется, расширяется: ребенок испытывает радость от игры, уче­ния, общения со сверстниками и т. д.

6.2. Состояние воодушевления и эйфории

Воодушевление — позитивное психическое состояние, связанное с так называемым «подъемом духа», т. е. с повышением силы мотива и при­ливом сил в результате достижения казавшейся трудно достижимой

Глава 6. Состояния, связанные с достижением или недостижением цели    147

промежуточной цели. Однако воодушевление по поводу достигнуто­го успеха недолговечно. Оно, как писал Клод Бернар, похоже на мол­нию, озарившую нам далекий горизонт, к которому наше ненасытное желание устремляется еще с большим жаром.

Прилив творческих сил называют вдохновением. Это состояние прекрасно описано А. С. Пушкиным:

И просыпается поэзия во мне: Душа стесняется лирическим волненьем, Трепещет, и звучит, и ищет, как во сне, Излиться наконец свободным проявленьем —

И тут ко мне идет незримый рой гостей, Знакомцы давние, плоды мечты моей,

И мысли в голове волнуются в отваге, И рифмы легкие навстречу им бегут, И пальцы просятся к перу, перо к бумаге, Минута — и стихи свободрю потекут

Вдохновение способствует творческому воображению, фантазии, так как в сознании легко возникают многочисленные яркие образы, мысли, ассоциации.

Эйфория — психическое состояние, сопровождающееся припод­нятым настроением, возбуждением, ликованием, превращающееся в крайнем своем выражении в эк.стаз. С одной стороны, в состоянии эйфории у человека возникает энтузиазм. Он чувствует себя как бы окрыленным, готовым к свершению великих дел, к получению беско­нечного удовольствия от различного рода деятельности. С другой сто­роны, у него появляются беспечность, беззаботность, безмятежность, благодушие, «шапкозакидательское» настроение, несерьезное отно­шение к серьезным сторонам и явлениям жизни.

Эйфория не является состоянием реального повышения работо­способности, не свидетельствует о реальном возрастании энергии, сле­довательно, в этом состоянии человек не готов к эффективной и пло­дотворной работе. Этим оно отличается от состояния воодушевле­ния, возникающего при достижении человеком желаемой, но трудной цели.

Эйфорическое состояние обладает наркотическими свойствами — оно активизирует психику и к нему человек привыкает. Поэтому, что­бы вызвать его, человек прибегает к употреблению алкоголя, нарко­тиков и других средств. ю-

6.3.  Состояние переживания чувства гордости

Актуализированное чувство гордости проявляется в переживании удовольствия, удовлетворения, радости от достигнутых результатов. Дарвин (1896) так описал выражение гордости: «Гордый человек об­наруживает свое чувство превосходства над другими, держа голову и туловище прямо. Он высокомерен и старается казаться как можно более крупным, так что о нем говорят в переносном смысле, что он

надут от гордости... Мускул, выворачи­вающий нижнюю губу, называется мус­кулом гордости» (с. 157).

Переживая эмоции, связанные с чув­ством гордости, человек осознает соб­ственную значимость, даже если гор­дость касается не его личных дости­жений, а достижений близкого ему человека или референтной группы. При чрезмерной выраженности гордости она приводит к самодовольству, само­любованию.

У детей выражение гордости наблю­дается рано. Э. Блейер (1929) описал поведение своего сына в возрасте пяти месяцев. Когда он встал в первый раз самостоятельно на ноги, он отчетливо проявил свою гордость достигнутым: глядел вокруг себя как петушок, так что родители не могли удержаться от смеха. Это вызвало у ребен­ка бурное проявление обиды.

6.4.  Фрустрационные состояния

Понятие «фрустрация»1 используется в двух значениях: 1) акт блоки­рования или прерывания поведения, направленного на достижение значимой цели (т. е. фрустрационная ситуация); 2) эмоциональное состояние человека, возникающее после неудачи, неудовлетворения какой-либо сильной потребности, упреков со стороны. Последнее со­провождается возникновением сильных эмоций: враждебности, гне­ва, вины, досады, тревоги.

«Гордость»

От лат. frustratio — расстройство (планов), крушение (замыслов, надежд).

Точка зрения-18

Понятие фрустрационной напряженности. Эффект, возникающий в состо­янии человека, оказавшегося в совокупности фрустрирующих ситуаций, получил название фрустрационной напряженности. Этим термином обо­значают интенсивность проявления психофизиологических механизмов адаптации организма к фрустрирующим условиям. Непомерно высокая фрустрационная напряженность при адаптационных нарушениях ведет к чрезмерному усилению функций нервной и гормональной систем организма и тем самым способствует истощению его резервных возможностей (Пан­кратов, 2001, с. 125).

А. М. Корин. Опять провалился

Это состояние может выражаться через три формы поведения: экстрапунитивную, интрапунитивную и импунитивную.

Экстрапунитивная форма связана с агрессивными реакциями. У че­ловека появляются раздражительность, досада, озлобленность, упрям­ство, стремление добиться поставленной цели во что бы то ни стало. Поведение становится малопластичным, примитивным, используют­ся ранее заученные образцы поведения. При этом человек ссылается

на сложившиеся обстоятельства или обвиняет в неудаче кого угодно, но только не себя.

Точка зрения-19

Наиболее частой реакцией в состоянии фрустрации является агрессивное поведение. Эта реакция настолько часто проявляется, что позволила, на­пример, психологам Йельского университета выдвинуть гипотезу: любая фрустрация создает побуждение к агрессии. Еще в 1926 г. было проведено исследование ответов 45 студентов в ситуациях фрустрации. Из 145 случа­ев возникновения фрустрации в 113 ответом было агрессивное поведение: словесный отпор, оскорбление, физические нападки на человека, кото­рый вызвал ситуацию фрустрации (Киршбаум, Еремеева, 1990, с. 80).

При интрапунитивной форме у человека возникают тревожность, подавленность, молчаливость. В неудаче он винит лишь себя самого, начинает ограничивать свои интересы, снижает уровень притязаний, а порой и бросает данное занятие, считая себя неспособным к нему.

При импунитивной форме фрустрирующая ситуация рассматри­вается человеком как малозначащая и легкоисправимая.

Проявление фрустрированности в той или иной форме зависит от личностных особенностей человека. Лица со слабой нервной систе­мой чаще проявляют интрапунитивную форму фрустрированности, лица с сильной нервной системой — эктрапунитивную форму. Играет роль и уровень воспитанности человека.

Фрустратором выступает непреодолимое для человека препят­ствие, блокирующее достижение поставленной им цели. Фрустрацию вызывают и внутренние конфликты. Курт Левин (Levin, 1935) выде­лил три типа последних:

1)  конфликт равнозначных положительных возможностей, или ситу­ация «буриданова осла»: у человека имеются две или больше при­влекательные цели, но их невозможно достичь одновременно; осо­бенность этого типа конфликтов состоит в том, что при любом вы­боре человек все же останется в выигрыше, поэтому этот конфликт вызывает слабую фрустрацию;

2)  конфликт равнозначных отрицательных возможностей, или ситу­ация «из двух зол...»: человеку приходится выбирать из двух не­привлекательных перспектив; при любом выборе он окажется в проигрыше, поэтому фрустрация при этом типе конфликта бывает самой сильной, и частой реакцией является попытка бегства от нее, а если это невозможно, то возникает гнев;

3) конфликт положительно-отрицательных возможностей, или «про­блема выбора»: у цели есть как положительная, так и отрицатель­ная сторона (хочется съесть булочку или пирожное, но не хочется толстеть, и т. п.); этот тип конфликта встречается в жизни чаще всего. При разрешении подобных конфликтов сначала преоблада­ет положительная тенденция — человек уступает желанию, но за­тем появляется опасение в связи с возможными неприятностями, и по мере приближения к цели негативная тенденция усиливается и может привести к отказу от достижения цели. При данном типе конфликтов фрустрация бывает средней силы.

Точка зрения-20

Препятствия могут быть следующих видов:

1)   пассивное внешнее сопротивление (наличие элементарной физической преграды, барьера на пути к цели; удаленность объекта потребности во времени и пространстве);

2)   активное внешнее сопротивление (запреты и угрозы наказания со сто­роны окружения, если субъект совершает то, что ему запрещают;

3)   пассивное внутреннее сопротивление (осознанные или неосознанные комплексы неполноценности; неспособность осуществить намеченное, резкое расхождение между высоким уровнем притязаний и возможно­стями исполнения);

4)   активное внутреннее сопротивление (угрызения совести: оправданы ли выбранные мною средства достижения цели, моральна ли сама по себе цель) (Киршбаум, Еремеева, 1990, с. 79).

С точки зрения С. Розенцвейга (Rosenzweig, 1960), всякая реакция на фрустратор направлена на поддержание равновесия внутри орга­низма. Отечественные же психологи справедливо считают, что состо­яние фрустрации — реакция личности.

Состояние фрустрации возникает не сразу. Для его появления тре­буется преодолеть так называемый фрустрационный порог. Он опре­деляется рядом моментов:

•    повторением неудовлетворения: при повторном неудовлетворении (неудаче) происходит его суммация с эмоциональным следом от прежней неудачи;

•    глубиной неудовлетворения: чем сильнее была потребность, тем ниже порог фрустрации;

•    эмоциональной возбудимостью: чем она выше, тем ниже фрустра-ционный порог;

•    уровнем притязаний человека, его привычкой к успеху: чем выше уровень притязаний и чем дольше человек не терпел неудачу, тем ниже порог;

•    этапом деятельности: если препятствие возникает в начале дея­тельности, агрессия выражена слабее, чем когда неудача постигла человека на заключительном этапе.

Фрустрация может оказать различное влияние на деятельность человека. В одних случаях она мобилизует его для достижения отда­ленной по времени цели, повышает силу мотива. Однако при этом формы поведения могут носить импульсивный и иррациональный характер. В других случаях фрустрация демобилизует человека, ко­торый либо стремится путем замещающих действий уйти от конфликт­ной ситуации (запрещенная или недостижимая цель выполняется мысленно или только частично или решается похожая задача), либо вообще отказывается от деятельности.

Даже в тех случаях, когда фрустрация оказывает стимулирующее влияние на человека, возникающие под ее влиянием формы поведе­ния чаще всего носят импульсивный и иррациональный (неразум­ный) характер. Поэтому необходимо ослаблять возникающее у чело­века в случае неудачи или невозможности достижения цели состоя­ние агрессии и депрессии, особенно в первый момент фрустрационной ситуации, когда стихийность реагирования проявляется особенно ярко. Одним из средств в такой ситуации является замена трудного, непосильного задания на более легкое. Другим действенным сред­ством может явиться объяснение, почему не удалось достигнуть цели.

Частые фрустрации у детей невротизируют их, развивают у них агрессивность как личностное свойство, чувство вины, неуверенность, приводят к изоляции и эгоцентризму, озлобленности.

Фрустрационные эмоциональные состояния проявляются в фор­ме обиды, разочарования, досады, гнева, уныния, печали и др.

Обида

Обида как эмоциональная реакция на несправедливое отношение со стороны кого-либо появляется, когда задевается чувство собственно­го достоинства человека, когда он сознает, что его незаслуженно уни­жают. Это бывает в случае оскорбления, обмана человека, неоправданных обвинений и упреков в его адрес. М. С. Неймарк (1961) показала, что обида как реакция на неуспех легко возникает у детей с завышен­ными самооценкой и уровнем притязаний. Они обижаются на зада­ния, на экспериментатора.

Цицерон сказал, что оскорбление причиняет боль, которую с тру­дом выносят мудрейшие и лучшие люди. Обида действительно явля­ется сильной душевной болью, огорчением. Она может оставаться за­таенной и либо постепенно проходит, либо приводит к разработке плана мести обидчику. Нередко обида переживается остро, в виде гне­ва и ведет к агрессивным действиям.

Обида                                                         Огорчение

Обида появляется у человека в онтогенезе очень рано. Ее проявле­ния обнаруживаются уже у детей 5-11 месяцев (Блейлер, 1929). Разочарование

Если ожидавшееся или обещанное событие не сбывается, то появля­ется неудовлетворенность, неудовольствие, которое называют разо­чарованием. Чем больше было обещано или чем важнее было ожи­давшееся событие, тем большее разочарование испытывает человек, если его ожидания не оправдались. Особенно легко возникает разоча­рование, когда ожидают от кого-либо или чего-либо нечто сверхъес­тественное, чудо.

Досада

Досада — это раздражение, недовольство вследствие собственной не­удачи или неудачи близкого человека, любимой спортивной команды и т. п.; сожаление — зачастую с примесью злости на обстоятельства, человека, помешавших достижению задуманного. Злость при досаде часто выражается («разряжается») с помощью «крепких» выражений, в том числе и мата.

Отчаяние

Отчаяние, но мнению К. Д. Ушинского, — отсутствие чаяния, или надежды. Отчаяние — состояние крайней безнадежности (Ожегов, 1975). Конкретные причины, которые могут привести человека в от­чаяние, разнообразны, но все они должны создать у человека впечат­ление о непреодолимости возникшего препятствия на пути достиже­ния цели, исполнения желания (непоступления в институт, невыздо­ровления и т. п.).

Ушинский (1974), например, писал, что привести человека в отча­яние может ужас в своей крайней степени. Он же показал и внешнее

отличие этих двух «самых страш­ных тиранов человеческого сердца» друг от друга. Ужас леденит кровь, отчаяние волнует ее; ужас выража­ется оцепенением тела и полным бессилием, ужас отнимает голос, от­чаяние вырывается воплями.

В то же время Ушинский не ви­дит психологического различия между ужасом и отчаянием: и то и другое характеризует полную без­надежность. Будет ли эта безнадеж­ность приводить к ужасу или от­чаянию, зависит от того, с каких позиций человек оценивает пред­стоящее несчастье: если измеряет его величину, то испытывает от­чаяние, если же измеряет его при­ближение, то им овладевает ужас. В обоих случаях он страдает, но Безнадежность                    от разных причин: в отчаянии — от

Возмущение

Гнев

самого несчастья, в ужасе — от его неизбежности и его приближения, перед которыми силы человека слабеют.

Здесь можно не согласиться с великим педагогом. Отчаяние тем сильнее, чем больше слабеют силы человека, сопротивляющегося ка­кому-либо несчастью, и чем неизбежнее становится последнее. Ужас же как раз определяется величиной предстоящей опасности.

Гнев

Понятие «гнев» синонимично понятиям «негодование», «возмуще­ние», «злость». По Э. Шострому, негодование — это блокированная или неполная, а также лживая эмоция. Он считает, что негодование ненатурально и «сдавленно» выражает страх. Многие из нас (так на­зываемые «манипуляторы») выражают гнев, хотя на самом деле чув­ствуют обиду и боль. Это происходит потому, что гнев — более пред­сказуемая эмоция. Легко предположить, что может случиться после гневного выступления одного человека: другая сторона тоже рассер­дится. Когда же один человек признается другому, что он обижен, слу­читься может все, что угодно, и реакция другой стороны непредсказу­ема. Другой человек может рассердиться, расплакаться, холодно уди­виться. Подход Шострома к пониманию гнева излишне односторонен в связи с тем, что он рассматривает только случай замены истинной эмоции ложной. Однако гнев и сам может быть истинной эмоцией, например при нанесенном человеку оскорблении; X. Коут (Kohut, 1975) называет этот вид гнева «нарциссическим». Говорят и о «бес­сильном гневе» при фрустрации, когда нет никакой возможности устранить препятствие на пути к цели.

Сильный гнев обозначают как ярость, при которой появляется ничем не сдерживаемое агрессивное поведение. Ярость бывает «бла­городная», «праведная» («Пусть ярость благородная вскипает, как волна. Идет война народная, священная война»), конструктивная (когда яростно, со злостью отстаивают в горячем споре свою точку зрения) и деструктивная (находящая выражение в насилии, жесто­кости).

Только факты

История шахмат знает случаи самых невероятных реакций на проигрыш партии. Р. Мнетабан ударом шахматной доски по голове убил на месте обыгравшего его партнера — племянника Карла Великого. Сын Вильгель­ма Завоевателя, находясь при дворе французского короля, сел играть с наследным принцем Людовиком и выиграл у него все партии. Это до того обозлило принца, что он схватил шахматную доску, бросил ее в Генриха и обозвал сыном батарда. В ответ последовал страшный удар той же дос­кой, ранивший Людовика. Граф де Стайр, получив мат, запускал в против­ника первый попавшийся под руку предмет. Поэтому его постоянный парт­нер — адъютант полковник Стюарт — перед тем, как объявить мат, стре­мительно убегал в самый дальний угол комнаты и уже оттуда провозглашал: «Шах и мат, сир!»

Физиологические и психологические механизмы гнева. В ряде ис­следований рассматривается связь повышенной раздражительности с такими гормонами, как пролактин, тестостерон и норэпинефрин (см. «Точка зрения-21»). Однако полученные данные скорее свиде­тельствуют о том, что имеется гормональная предрасположенность к враждебности, агрессии, но не говорят о прямом участии этих гор­монов в физиологической картине состояния гнева.

Точка зрения-21

Некоторые исследователи связывают повышение уровня раздражительно­сти с гормоном пролактином, стимулирующим выработку материнского молока. Кельнер (1984) обнаружил, что женщины, страдающие аменорре-ей на фоне гиперпролактинемии (высокий уровень пролактина в крови и отсутствие менструаций), характеризуются более высокими показателями враждебности, чем пациентки с нормальным уровнем пролактина. Когда женщины с гиперпролактинемией пользовались препаратами, снижающи­ми уровень пролактина, показатели враждебности существенно и быстро снижались. В другом исследовании было показано: женщины в послеро­довом периоде, имеющие более высокий уровень пролактина в крови, давали значительно более высокие результаты по показателям агрессии

по сравнению с контрольной группой и примерно такие же результаты, как пациентки с гиперпролактинемией.

Исследователи связывают проявление враждебности и с уровнем тесто­стерона в организме. Скэремелла и Браун (1978) обнаружили, что уровень тестостерона коррелирует с агрессивным поведением. Коннер (1962) по­казал, что заключенные тюрем, имевшие самое высокое содержание тес­тостерона, впервые вступили в конфликт с законом в более раннем возра­сте, чем остальные.

...Долгое время считалось, что в биохимической картине злости присут­ствуют и краски норэпинефрина. По данным Фридмана (1960), при срав­нении агрессивных и враждебных индивидуумов с пассивными и тревож­ными оказалось, что у первых выделяется большое количество норэпи­нефрина. Однако данное исследование напоминает известную проблему: что было раньше — курица или яйцо? Исследование не дает ответа на вопрос: является ли секреция норэпинефрина результатом взвинченного состояния пациентов или субъекты испытывали злость, потому что у них в крови высокий уровень норэпинефрина.

В том, что гормоны связаны с эмоциями, никто не сомневается. Физиоло­гическое возбуждение является необходимым компонентом любой эмоци­ональной реакции, но данное обстоятельство само по себе не может заста­вить вас разозлиться. Вторым — не менее важным — компонентом, вли­яющим на эмоциональное состояние человека, является наш разум, то, как мы объясняем для себя события, вызывающие у нас те или иные чув­ства.

...Признанный авторитет в теории враждебности Рей Розенман (1985) при­шел к следующему выводу: «Обычно эмоциональная реакция на событие определяется тем, как оно оценивается человеком, отсюда вытекают и его физиологические последствия... Злость — это когнитивная реакция, свя­занная с личностной оценкой и интерпретацией» (Мак-Кей и др., 1997, с. 16-19).

При гневе повышается кровяное давление, а также количество кис­лоты и пепсина в содержимом желудка, которые, действуя на стенки желудка, могут вызвать язву.

Причины гнева. Гнев может быть вызван личным оскорблением, об­маном и другими моральными причинами, особенно если они неожи­данны для субъекта. Но чаще всего причиной гнева является фруст­рация, непреодоленное препятствие к достижению какой-либо цели. Поэтому у ребенка уже в первые дни жизни можно вызвать рефлек­торный приступ гнева стеснением движений (Watson, 1926).

По Д. Паттерсону (1982 ), гнев возникает постепенно из цепочек не­гативного поведения, когда двое людей становятся на тропу взаимных

обвинений (т. е. когда возникает ситуация «слово за слово»). Чаще всего такие цепочки возникают между людьми, имеющими равные права: между мужем и женой, между родителем и ребенком, между сослуживцами.

Зарождаются эти негативные цепочки чаще всего в связи с доста­точно безобидными событиями и до определенного момента себя не проявляют. Поначалу обмен раздраженными репликами выглядит вполне банально, поэтому общающиеся не придают значения зарож­дению негативной цепочки. Но если цепочка включает в себя больше трех-четырех реплик, то конфликт начинает сопровождаться крика­ми, угрозами, физической агрессией. Последнее звено в цепочке, пос­ле которого прорывается гневная вспышка, называется «запускаю­щим».

Паттерсон приводит список вербальных «звеньев», которые чаще всего способствуют зарождению опасной негативной цепочки.

•    Настойчивые советы.

•    Резкая критика.

•    Повторяющиеся незаслуженные и унизительные упреки («Ты ни­когда мне не помогаешь...»; «И это ты называешь едой?»).

•    Решительное установление границ разговора ( « Все, хватит. Забудь об этом» или «Сейчас же прекрати!»).

•    Угрозы.

•    Чрезмерное обобщение, навешивание ярлыков («Все вы, женщи­ны (мужчины), одинаковы...»).

•    Бранные слова.

•    Обструктивное поведение («Я вообще отказываюсь это обсуж­дать!»).

•    Необъективная интерпретация намерений собеседника («Я знаю, чего ты добиваешься; ты хочешь...»).

•    Ирония, постоянные поддразнивания, «уколы».

•    Уничижительные заявления («Я не могу показаться с тобой в при­личном обществе»).

•    Высказывания, имеющие целью «выпустить пар» («Убирайся из моей жизни!»; «Мне осточертела твоя физиономия!»).

•    Проклятия.

•    Сарказм («Знаю, как ты починишь! Как в прошлый раз, когда при­шлось вызывать водопроводчика»).

Глава 6. Состояния, связанные с достижением или недостижением цели    159

•    Обвинения.

•    Ультиматумы («Если ты не изменишься, я ухожу»).

Гнев можно спровоцировать не только вербально (через слово, высказывание), но и невербально (через мимику, жест, телодвижение).

Проявление гнева. Человек при гневе чувствует себя раздраженным («кровь кипит»). Это сопровождается резким покраснением или же побледнением лица, напряжением мышц шеи, лица и рук (сжимание пальцев в кулак). Мышцы лба сдвигаются внутрь и вниз, придавая лицу нахмуренное и угрожающее выражение. Глаза фиксируются на объекте гнева. Ноздри расширяются, крылья носа приподнимаются. Губы раздвигаются и оттягиваются назад, обнажая стиснутые или скрежещущие зубы (рис. 6.1). С возрастом люди научаются скрывать экспрессию гнева, поэтому его выражением могут быть и плотно сжа­тые губы. У одних глаза широко раскрыты, блестят («гневно сверка­ют»), иногда наливаются кровью и выпячиваются, зрачки расшире­ны, у других — прищурены. Дыхание учащенное и глубокое. В моче появляется сахар, прекращается секреция желудочного сока (Кеннон, 1927). Тело прямое, напряженное («натянут как струна»), иногда на­клонено по направлению к объекту гнева. Жесты становятся совер­шенно бесцельными, движения некоординированными, наблюдается дрожь, губы не повинуются человеку, голос обрывается. Если человек много говорит, то появляется пена у рта. Маленькие дети кричат, бры­каются, катаются по полу, царапаются и кусаются.

Роль гнева. Эволюционное значение гнева заключается в мобилизации энергии индивида для активной само­защиты. С развитием цивилизации эта роль гнева стала не столь важной. По­этому гнев и различную степень его проявления (злость как слабый гнев и ярость как сильный гнев) можно отне­сти к отрицательным аффектам, хотя многие по-прежнему рассматривают его как средство самозащиты (Мак-Кей и др., 1997). Он сопровождается приливом сил, энергии (за счет выбро­са в кровь адреналина, способствую- рис. 6.1. Выражение лица щего мобилизации энергоисточников    при гневе-ярости (из К. Изарда)

I

организма). Это повышает уверенность в себе, уменьшает страх при наличии опасности. При ярости мобилизация энергии и возбуж­дение столь велики, что человек чувствует, что он «взорвется», если «не откроет клапан и не выпустит из себя пар». Человек становится склонным к импульсивным поступкам, готов напасть на источник гне­ва или проявить агрессию в вербальной форме. Однако, как говорил Л. Н. Толстой, «то, что начато в гневе, кончается в стыде».

Точка зрения-22 Когда гнев в помощь

Несмотря на все свои отрицательные стороны, чувство гнева может быть адаптивным, т. е. помогающим приспособиться к происходящему, спра­виться с возникающими проблемами. Гнев — сигнал, предупреждающий о неблагополучии. Точно так же, как боль информирует нас о грозящей опасности (и мы отдергиваем руку от горячей плиты), гнев свидетельствует о возникновении угрозы психологической травмы. Агрессивность придает человеку новые силы, когда необходимо справиться с эмоциональной или физической опасностью. Вот примеры ситуаций, когда гнев помогает нам:

1.    Самая распространенная ситуация, когда гнев оказывается нашим по­мощником, — момент физической угрозы или нападения. Он мобили­зует наши силы на самозащиту.

2.    Гнев может быть адаптивным и в тех ситуациях, когда кто-то пытается нарушить ваши личные границы ... Нарушать личностные границы мо­гут родственники или друзья, которые заходят к вам без предвари­тельного звонка; сосед, постоянно одалживающий у вас инструменты; партнер, когда он настаивает на неприемлемом для вас сексуальном поведении. В личной жизни охватившее вас раздражение порой дает силы воспротивиться содержащим угрозу требованиям близких.

3.    Гнев позволяет преодолеть боязнь отстаивать свои интересы. Многие люди думают, что не имеют права требовать того, чего они хотят. Они считают, что не заслужили счастья. Без мобилизующего влияния гнева они никогда не наберутся храбрости разобраться в том, чего они дей­ствительно хотят (Мак-Кей и др., 1997, с. 12).

Гнев сопровождается сильным эмоциональным возбуждением, ко­торое, как полагают некоторые психотерапевты, нуждается в разряд­ке в той или иной форме, так как сдерживание проявления сильных эмоций вредно для здоровья. Однако на этот счет имеются и другие точки зрения (см. «Точка зрения-23»).

В спорте имеется понятие «спортивная злость». Она может оказы­вать стимулирующее, мобилизующее влияние на энергетику и усилия

спортсмена, но в то же время приводить к неадекватному восприятию внешней ситуации и своих возможностей, стереотипии поведения, ригидному повторению одних и тех же тактических действий, упрям­ству. Отсюда прямолинейность тактики, отсутствие гибкости в еди­ноборствах.

Точка зрения-23

...Сдерживание чувств вредно для здоровья — данное мнение разделяет движение психотерапевтических «групп встреч», мы встречаемся с ним в теории «первобытного крика» Джейнова. Леонард Берковиц называл сто­ронников подобной точки зрения «вентиляционистами» (от выражения «провентилировать чувства»). Многие терапевты соглашаются с Аделаи­дой Брай (1976): «Я видела, как злость гложет душу и тело человека, причиняя ему эмоциональные и физические страдания; как она вкрадыва­ется в отношения между мужем и женой, а также между друзьями, разру­шая те теплые чувства, что их когда-то соединили; как она отравляет отно­шения на работе, в школе, в игре, в любви — во всех проявлениях самой жизни».

Брай приводит примеры положительного влияния разрядки злости на пси­хику человека. К ним относятся в числе прочих укрепляющееся высокое мнение о себе, установление более значимых и реалистичных отношений с другими людьми, освобождение от физического и эмоционального стрес­са и, наконец, повышение сексуального влечения.

От подобной точки зрения нельзя отмахнуться. Известный психоаналитик Теодор Исаак Рабин выдвигает сходную точку зрения в своей «Книге о злости», в которой автор развивает несколько идей:

1.    Выплескивая свою злость наружу, вы добиваетесь более здорового и счастливого общения.

2.    Разрядка злости приносит вам «хорошее, легкое самочувствие» и по­вышает самооценку.

3.    Цель «горячей, здоровой» злости — очистить атмосферу и, если не­обходимо, что-то исправить в отношениях.

...Однако в результате проведения большого исследования по проблеме агрессии Кэрол Тэврис (1982) пришла к выводу о том, что люди, наиболее склонные разряжать свою злость вовне, становятся еще более, а отнюдь не менее враждебными.

...Джек Хокансон (1970) в течение двадцати лет проводил широкое иссле­дование в области теории катарсиса. Он обнаружил, что агрессия обеспечи­вает катарсис (снижение артериального давления) только в одном случае: когда она направлена на сверстников. Разрядка гнева на человека более старшего не только не уменьшала чувство озлобленности, но к ней добав­лялось ощущение тревоги. В своих экспериментах Хокансон наблюдал следующее: в то время как агрессия выполняла роль катарсиса у мужчин,

на женщин подобное же действие чаще оказывали проявления дружеско­го расположения. Кроме того, выяснилось, что агрессия одинаково огор­чала женщин, направлявших ее на сверстников, и расстраивала мужчин, адресовывающих ее на авторитетных лиц. Полученные результаты привели Хокансона к мысли о том, что открытое несдерживаемое проявление злос­ти редко бывает плодотворно; катарсис скорее есть результат обучения. ...Те же закономерности подметил в поведении взрослых Мюррей Строе (1974). По его наблюдениям, когда супруги кричали друг на друга, они после этого нервничали еще больше, а не успокаивались. Крик или другое словесное выражение негативных эмоций не ослабляют их. На самом деле переживание как бы повторяется снова и снова.

...Теврис (1982) в нескольких исследованиях отмечала, что открытое вы­ражение злости может как бы «замораживать» враждебную установку. Подобный эффект наблюдался даже у детей, которых поощряли открыто выражать свою враждебность по отношению к ребенку, который фрустри-ровал их в экспериментальной ситуации (Мэллик и Маккендлс, 1966). Впо­следствии дети испытывали к «неприятельскому» ребенку большую не­приязнь, чем малыши, которым в эксперименте не разрешали открыто вы­сказывать свои чувства. Студенты колледжа также сохраняли чувство враждебности по отношению к человеку, который вызывал их раздраже­ние, когда по условиям эксперимента им разрешали выплеснуть на него свою досаду (Кан, 1984). (Мак-Кей и др., 1997, с. 27-30.)

Способы борьбы с гневом. Психологи предлагают следующие меры борьбы с гневом.

1.   Поискать другое объяснение.

2.   Поискать юмористичное в сложившейся ситуации.

3.   Вести диалог с самим собой.

4.   Отвлечься, заняться другой работой.

5.   Научиться признавать, что жизнь не всегда честна, справедлива.

6.   Научиться договариваться, находить компромисс и выговаривать­ся (организовать диалог, который даст возможность посмотреть, как ситуация видится другой стороне).

7.   Выяснить, какие ситуации чаще всего вызывают гнев. Затем раз­работать план по преодолению таких ситуаций.

Исступление

Исступление — крайняя степень возбуждения с потерей самооблада­ния, чаще всего возникающая при фрустрации и проявляемая в этом случае как состояние бессильного гнева. Это состояние описано

М. Ю. Лермонтовым в поэме «Мцыри», когда ее герой бежал из мона­стыря и заблудился в лесу:

Моя кружилась голова; Я стал влезать на дерева,

Но даже на краю небес

Все тот же был зубчатый лес.

Тогда на землю я упал; И в исступлении рыдал;

И грыз сырую грудь земли, И слезы, слезы потекли В нее горючею рекой...1

Печаль

Печаль, согласно «Словарю русского языка» С. И. Ожегова, — состо­яние душевной горечи. Она хорошо описана С. Есениным:

Грустно... Душевные муки Сердце терзают и рвут, Времени скучные звуки Мне и вздохнуть не дают.

Ляжешь, а горькая дума Так и не сходит с ума... Голову кружит от шума. Как же мне быть... и сама

Моя изнывает душа. Нет утешенья ни в ком. Ходишь едва-то дыша. Мрачно и дико кругом.

Доля, зачем ты дана! Голову негде склонить, Жизнь и горька и бедна, Тяжко без счастия жить2.

Печаль может быть вызвана разлукой, психологической изоляцией (так называемым чувством одиночества) и неудачей в достижении це­ли, разочарованием, т. е. несбывшейся надеждой. Последняя означает

не что иное, как утрату мечты. Таким образом, главной и универсаль­ной причиной печали является утрата чего-либо значимого для чело­века: непосредственного психологического контакта с дорогим чело­веком или с другими людьми (ощущение одиночества), утрата перс­пективы в достижении желаемой цели.

Роль печали в духовной жизни человека, в формировании устой­чивых связей с людьми, которыми мы дорожим, очевидна (напри­мер, проявление печали в виде скорби о смерти любимого человека; см. п. 7.8). Правда, хотя печаль относят к негативным эмоциям, она может сопровождать и положительные переживания и чувства чело­века. Недаром в одной песне поется, что «любовь никогда не бывает без грусти», потому что разлука с любимым человеком приводит к пе­чали. Тихая печаль может быть приятна человеку.

Как отмечает Изард, «печаль, замедляя общий темп жизни челове­ка, дает ему возможность "оглянуться назад". Замедление психиче­ских и соматических процессов, которыми сопровождается эмоция пе­чали, позволяет по-новому взглянуть на мир, увидеть его иначе. Эта новая перспектива может усугубить печаль, но она же может освежить взгляд на вещи, позволит понять то, о чем человек прежде не задумы­вался. Так, в печали вы вдруг осознаете, сколько драгоценных возмож­ностей, предоставленных вам жизнью, вы упустили. Подчас, только потеряв близкого человека, мы начинаем понимать, что значат в на­шей жизни родственные и семейные узы. Печаль может напомнить вам, как важно оказывать знаки внимания дорогим людям, позволит остро оценить ценность жизни» (2000, с. 201). Важна и сигнальная роль эмоции печали: выражая печаль, человек показывает другим людям, что ему плохо, он нуждается в помощи, поддержке. И действи­тельно, выражение печали вызывает сочувствие со стороны окружа­ющих, даже если эта печаль — печаль преступника (Savitsky, Sim, 1974).

При печали происходят сдвиги, обратные тем, которые наблюда­ются при радости: торможение моторики, сужение кровеносных сосу­дов. Это вызывает ощущение холода и озноба. Сужение мелких сосу­дов легких приводит к оттоку из них крови, в результате ухудшается поступление кислорода в организм и человек начинает ощущать не­достаток воздуха, стеснение и тяжесть в груди. Стараясь облегчить это состояние, он начинает делать продолжительные и глубокие вздохи. Внешний вид тоже выдает печального человека. Его движения мед­ленные, руки и голова опущены; голос слабый, а речь замедленная, растянутая. Печаль может сопровождаться плачем или рыданиями.

У опечаленного человека внутренние концы бровей приподняты и сведены к переносице, глаза слегка сужены, уголки рта опущены. Ха­рактерно при этом, что отчетливо мимика печали может выражаться всего несколько секунд, а ее переживание может длиться очень долго. Правда, при этом кое-какие мимические признаки все же остаются: лицо выглядит поблекшим, лишенным мышечного тонуса, глаза ка­жутся тусклыми.

Характерным для переживания печали является ощущение тяже­сти во всем теле. Воспринимая окружающий мир, человек видит во­круг себя только мрак и пустоту, жизнь кажется ему серой и унылой. При сильной печали у человека появляются болезненные ощущения в груди.

Печаль замедляет не только физическую, но и умственную актив­ность человека. Эмоция печали лежит в основе такого психического расстройства, как депрессия.

По С. И. Ожегову, безнадежная печаль — это уныние, а легкая пе­чаль — грусть.

Уехал

Уныние

Данное эмоциональное состояние С. И. Ожеговым (1985) понимает­ся двояко: как гнетущая скука и как безнадежная печаль. Мне пред­ставляется это понимание уныния с психологической точки зрения не совсем точным. Понимание уныния как скуки скорее бытовое, что

УНЫНИ1

иллюстрирует, например, устойчивое словосочетание «унылый пей­заж», т. е. однообразный, наводящий скуку, Вспомним А. С. Пушки­на, писавшего про осень: «Унылая пора! Очей очарованье!» Другое дело уныние как эмоциональное состояние человека. Конечно, в ка­кой-то степени в нем может присутствовать и скука как потеря инте­реса к происходящему, но главной когнитивной составляющей данной эмоции представляется оценка безысходности ситуации, связанной с удовлетворением потребности, влечения, с достижением задуманно­го и желаемого. Уныние охватывает болельщиков после проигрыша их любимой командой матча, который являлся важным для завоева­ния призового места. Уныние испытывает абитуриент, получивший на первом вступительном экзамене в институт низкую оценку, остав­ляющую ему мало шансов на общий успех. Таким образом, уныние связано с неблагоприятным прогнозом на исход еще не закончивше­гося процесса, когда все же остаются какие-то шансы на успех, дости­жение цели. Когда же человеком завладевает ощущение безнадежно­сти или итог становится окончательно ясным, возникают другие эмо­ции — разочарование, отчаяние, печаль, горе.

Тоска и ностальгия

Тоска в «Словаре русского языка» С. И. Ожегова определяется как душевная тревога, соединенная с грустью.

В. Н. Бакшеев. Житейская проза.

На картине изображены будни скучных людей в момент назревающей драмы. Обострение отношений в семье связано с невозможностью для девушки продолжать существование, ставшее привычным для ее родителей-обывателей. С тоской смотрит она на привычный вид из окна

Особым видом тоски является ностальгия. Это тоска по родине, по прошлому, особенно сильно проявляющаяся у эмигрантов после некоторого срока проживания за границей. По мнению Н. С. Хруста-левой (1997), ностальгию следует рассматривать как устойчивое пси­хическое состояние, отражающее эмоциональное и социальное небла­гополучие человека в чужом обществе. Она подчеркивает различие между эмигрантами и проживающими за границей, но имеющими воз­можность вернуться на родину. Последние испытывают качественно иное состояние: они могут скучать по дому,'но не «ностальгировать».

Как отмечает Хрусталева, у ностальгии могут быть различные при­чины.

1.   Разлука с привычными чувственными переживаниями: дефицит в новом обществе привычных для человека зрительных, слуховых, осязательных, обонятельных и вкусовых образов.

2.   Утрата чувства собственной значимости, нарушение представле­ния о самом себе. Изменение социальных ролей и статуса, соци­ального окружения и образа жизни приводит к растерянности и

стремлению вновь оказаться там, где человек был спокоен и защи­щен. Это заставляет его постоянно вспоминать и рассказывать о прошлой жизни. Уход в иллюзорный мир прежней жизни свой­ствен почти всем эмигрантам, переживающим шок от столкнове­ния с другими культурой, языком, общественным укладом. 3. Потеря корней. Отмечается путаница в самоидентификации: кто мы теперь, где наша история, история нашей семьи?

Легкость или трудность возникновения ностальгии зависит от лич­ностных особенностей эмигрантов. Так называемые «космополиты» с достаточно высоким уровнем профессиональных и социальных при­тязаний, которым безразлично, в какой стране эти притязания будут реализованы, почти не переживают ностальгию. Так называемые «практичные», для которых ценностями являются материально-бы­товые условия, возможность «посмотреть мир», ощущение физиче­ской безопасности, переживают ностальгию, но она не носит у них болезненного характера. «Рефлексивные» (это, как правило, предста­вители интеллигенции, которые не могут найти работу по специаль­ности) испытывают острое чувство социального дискомфорта, поте­рю самоуважения. Ностальгические переживания у них выражены сильно. «Творческие» личности — поэты, писатели, журналисты, му­зыканты и т. п., если не находят работы, переживают ностальгию силь­нее всего, что ведет к полному разрушению их личности.

Горе

Горе — это глубокая печаль по поводу утраты кого-либо или чего-либо ценного, необходимого. Крайняя печаль (горесть, страдание) называ­ется также скорбью.

Причинами горя могут быть:

1)  длительная разлука или утрата (смерть, разрыв любовных отноше­ний) человека, к которому имеется привязанность; при смерти близкого человека утрачивается роль отца, матери, сына, друга и т. д., т. е. происходит разрушение ставших привычными функцио­нальных связей (Averill, 1968);

2)  серьезная болезнь или увечье самого себя или близкого человека;

3)  утрата ценного имущества, потеря источника средств к существо­ванию; это означает потерю источника удовольствия, радости, бла­гополучия.

И. И. Творожников. Горе

Все это свидетельствует о том, что горе может рассматриваться как фрустрирующее переживание. Например, потеря любимого человека означает, что не могут быть осуществлены намеченные с ним планы, удовлетворены желания, связанные с этим человеком.

Точка зрения-24

3. Фрейд обратился к осмыслению подобного психического состояния [скор­би] человека в связи с рассмотрением сходств и различий между скорбью и меланхолией. Этому была посвящена работа Trauer und Melancholie... С точки зрения 3. Фрейда, скорбь может приносить с собой тяжелые от­клонения от нормального образа жизни. Тем не менее она не является патологическим состоянием. С утратой любимого объекта у человека воз­никает внутренний протест, приводящий к существованию утраченного объекта в его психике. Протест может быть таким интенсивным, что про­изойдет отрыв от реальности, а сохранение объекта окажется возможным с помощью галлюцинаторного видения. Подобная реакция на утрату со­провождается большими затратами накопленной энергии и душевной бо­лью...

В случае тяжелой скорби реакция на утрату любимого человека включает в себя болезненное настроение и отход от всякой продуктивной деятель­ности, которая не связана с воспоминанием об умершем. Однако после завершения работы скорби Я человека снова становится свободным. Нор­мой является ситуация, когда человек возвращается к реальности. У некоторых людей, имеющих склонность к патологической предрасположен­ности, вместо скорби появляется меланхолия. При всех сходных проявлениях

скорбь не сопровождается расстройством чувства собственного достоин­ства, в то время как при меланхолии наблюдается понижение чувства соб­ственного достоинства, выражающееся в упреках самому себе и перерас­тающее в бредовое ожидание наказания (Лейбин, 2002, с. 528—529).

Н. Д. Левитов (1964) пишет, что в аффективном переживании горя можно выделить ряд компонентов: жалость к тому, с кем случилось несчастье, и отчасти — к себе; ощущение беспомощности, невозмож­ности вернуть все назад; в редких случаях — отчаяние.

Изард рассматривает горе как взаимодействие печали, страдания с другими базовыми эмоциями: страхом, гневом и чувством вины. Дж. Эйврил полагает, что горе имеет биологическую основу и генети­ческие механизмы возникновения. Вследствие этого оно проявляется и у высокоразвитых животных (обезьян, собак) и, являясь биологи­ческой реакцией, служит для обеспечения групповой сплоченности. Отлучение от группы или от определенных членов группы вызывает крайнее физиологическое и психологическое напряжение. По Изар-ду, горе сводится главным образом к страданию, печали, унынию (для него эти эмоциональных переживания синонимичны).

Однако уныние, как уже говорилось, понимается и как безнадеж­ная печаль, и как гнетущая скука (Ожегов, 1985), поэтому к горю мо­жет относиться только первое понимание уныния. Кроме того, уны­ние отражает не всякое горе, точнее — не всякой интенсивности. Аф­фективно проявляемое горе при потере близкого человека никак не сводится к унынию. Лишь когда аффективные проявления горя утих­нут, оно может перейти в безнадежную печаль. Не случайно Экман и Фрайзен (Ekman, Friesen, 1975), рассматривающие уныние как фор­му страдания, все же отмечают и различия между ними: страдание побуждает активные действия, а уныние пассивно.

Дж. Боулби (Bowlby, 1960) отмечает приспособительное значение горя для человека. Оно позволяет ему «превозмочь себя» и приспосо­биться к потере, показать людям, какой он любящий и заботливый человек, вызвать со стороны других сострадание и помощь. По мне­нию Дж. Уордена (Worden, 1982), переживание горя помогает напра­вить в другое русло ту эмоциональную энергию, которую они раньше вкладывали в отношения с потерянным человеком.

Стадии переживания горя. Авторы, изучавшие переживание горя (Василюк, 1991, Боулби, 1973), выделяют ряд стадий его пережива­ния. Первоначальной реакцией при переживании горя может быть

Глава 6. Состояния, связанные с достижением или недостижением цели    171

шок, оцепенение, отрицание случившегося, неверие, ощущение нере­альности происходящего. На лице отражаются страдание и печаль. В некоторых случаях возможны гнев и обвинение. Вот как эту острую стадию переживания горя описал Л. Н. Толстой в романе «Война и мир» в той сцене, где графиня Ростова узнает о гибели ее младшего сына Пети.

Графиня лежала на кресле, странно-неловко вытягиваясь, и билась об стену.

— Наташу! Наташу!.. — кричала графиня. — Неправда, неправда, неправ­да... Он лжет... Наташу! — кричала она, отталкивая от себя окружающих. — Подите прочь все, неправда! Убили!.. Ха-ха-ха!.. Неправда!1

Фаза шока продолжается несколько дней, поэтому при погребении близкого человека люди могут быть в оглушенном состоянии и произ­водить впечатление человека, отрешенного от происходящего. Во вто­рой фазе (на 5-12-й день) они ведут себя более активно: плачут, при­читают, испытывают тоску по умершему и живут как бы двойной жиз­нью. Наряду с обычной жизнью у них есть другая, в которой они как бы ждут встречи с умершим (при звонке в дверь возникает мысль «Это он...», рассказывают об умершем как о живом), надеются на чудо.

В третьей фазе, длящейся до 6—7 недель с момента трагического события, появляются отчаяние, депрессия. У некоторых людей в со­стоянии горя наблюдается бессонница, пропадает аппетит; они чув­ствуют слабость, разбитость, опустошенность. У них пропадает инте­рес к своим обычным занятиям, увлечениям. Часто возникает чувство собственной вины перед умершим из-за того, что с ним не было луч­ших отношений, что для него не было сделано всего, что могло быть, как кажется, возможным (Block, 1957). На этой фазе происходит пре­образование психологического времени: погибший в сознании скор­бящего человека переходит из настоящего времени в прошедшее.

В четвертой фазе (остаточных толчков), длящейся в течение года, происходит постепенный отход от угнетенного и депрессивного состо­яния. Люди возвращаются к повседневной деятельности и заботам.

Интенсивность переживания горя обусловлена рядом обстоятельств. В частности, если смерть близкого человека происходит после длитель­ной болезни последнего, то его близкие имеют возможность психоло­гически подготовиться к его смерти. У них возникает так называемое

антиципаторное горе, меньшее по интенсивности, чем горе при вне­запной смерти близкого человека. С другой стороны, если болезнь длится больше 18 месяцев, близкие могут внушить себе, что смертель­но больной человек на самом деле не умрет. И тогда его смерть может вызвать большее потрясение, чем внезапная смерть (Rando, 1986).

Серьезной угрозой для здоровья, особенно для мужчин, является развитие депрессии и злоупотребление алкоголем после смерти близ­кого человека. Выходу из этого состояния помогает социальная под­держка, особенно тех, кто сами пережили подобную утрату. Поэтому поддержка молодой вдовы сверстницами, тоже пережившими утрату мужа, более эффективна, чем поддержка семьи (Bankoff, 1986). Роди­тели, потерявшие ребенка, также часто находят утешение в общении с людьми, пережившими сходную утрату (Edelstein, 1984).

Вина

Вина — эмоциональное состояние, в котором оказывается человек, нарушивший нравственные или правовые нормы, регулирующие по­ведение людей в обществе.

Мужской разговор

Фрейд (1992) назвал сознанием вины то напряжение, которое воз­никает в психике человека при конфликте между Сверх-Я и Я. Ис­точником переживания вины он считал страх перед авторитетом и страх перед Сверх-Я (требованиями совести). Страх перед авторите­том заставляет человека отказываться от удовлетворения своих вле­чений, в результате чего у него не остается чувства вины. Отказ от влечений, обусловленный страхом перед Сверх-Я, не устраняет чув­ства вины, так как от совести невозможно скрыть запретные желания. С психоаналитических позиций человек оказывается как бы обречен­ным на «напряженное сознание виновности».

Д. Anrep(Unger, 1962) рассматривает вину как двухкомпонентную эмоцию. Первый компонент — вербально-оценочная реакция чело­века («Я не должен был делать этого!»), или раскаяние. В ее основе лежит негативное отношение к себе, самообвинение, связанное с осо­знанием либо совершенного проступка, либо нарушения собственных моральных принципов. Признание своей провинности («неправиль­ного» поступка), неправоты или предательства в отношении собствен­ных убеждений порождает второй компонент — вегетативно-висце­ральную реакцию с целой гаммой мучительных и довольно стойких переживаний, преследующих человека: угрызения совести, сожаление о совершенном, неловкость (стыд) перед тем, кого обидел, страх поте­рять дорогого человека и печаль по этому поводу. Правда, возможно и раскаяние без эмоциональной реакции, чисто формальное, внешнее, неискреннее, вошедшее в привычку или как рассудочный вывод. Так, дети часто раскаиваются, но не исправляются.

Фрейд (Freud, 1959) рассматривал вину как нравственную разно­видность тревоги, «тревогу совести». Этой же точки зрения придер­живается и другой психоаналитик — Г. Мандлер (Mandler, 1975), утверждающий, что вина и тревога — разные названия одного и того же явления. Вина, по его мнению, это тревога относительно реального или воображаемого промаха. Переживание данной разновидности тревоги запускает особый защитный механизм, с помощью которого человек пытается загладить или нейтрализовать ущерб, нанесенный его ошибочными действиями.

Некоторые западные психологи отмечают тесную связь вины со страхом (Switzer, 1968; Sarason, 1966), а О. Маурер (Mowrer, 1961) вообще отождествляет вину со страхом перед наказанием. Подобная позиция авторов объясняется тем, что они придерживаются представ­лений о генезисе вины с позиции теории научения, где наказание (порицание) является основным фактором.

Мне представляется, что авторы, придающие большое значение внешнему наказанию и отождествляющие вину и страх, допускают ошибку. Страх перед наказанием имеется и у преступников, но все ли они испытывают вину за содеянное? Дело не во внешнем наказании и не в страхе, а в том, что переживание вины, угрызение совести само по себе является наказанием для человека. Поэтому более правильным я полагаю мнение тех ученых, которые считают вину самостоятель­ным феноменом, помогающим снижать тревогу и избегать серьезных психических расстройств (Rosenhan, London, 1970).

В пользу последней точки зрения говорит и то, что многие авторы (McKennan, 1938; Miller, Swanson, 1956, и другие) показали: для эф­фективного научения вине более подходят не методы физического наказания, а психологические, ориентированные на «любовь» (при использовании их родителями, находящимися в психологическом контакте с ребенком). Именно боязнь потерять любовь родителей чаще всего приводит к раскаянию, угрызению совести, тревоге, т. е. к переживанию вины (McKennan, 1938). Переживание вины повыша­ет готовность человека идти на уступки (Freedman, Wallington, Bless, 1967). Однако этого не наблюдается в том случае, если уступка пред­полагает непосредственное взаимодействие с обиженным человеком. С другой стороны, как отмечает Б. Маэр (Maher, 1966), переживание вины может заставить человека желать наказания. Действительно, в некоторых религиях осознание вины перед Богом приводит к физи­ческому самоистязанию.

Различия между виной и стыдом. Изард отмечает, что неверный по­ступок может вызвать и стыд, но в том случае, когда поступок осозна­ется неверным не вообще, а только в связи с осознанием своего пора­жения, своей несостоятельности, неуместности этого поступка. Чело­век чаще всего испытывает стыд, потому что ему не удалось скрыть свой проступок.

Причиной для переживания стыда могут стать поступки, не всту­пающие в противоречие с моральными, этическими и религиозными нормами. Д. Осьюбел (Ausubel, 1955) такую разновидность стыда на­звал «неморальным стыдом». «Моральный стыд», согласно Осьюбе-лу, возникает при осуждении проступка другими людьми с позиции нравственности. При этом вовсе не обязательно самому придержи­ваться такого же мнения о своем поступке. Осьюбел считает, что в ос­нове стыда лежит осуждение, идущее извне, причем оно может быть как реальным, так и воображаемым.

Глава 6. Состояния, связанные с достижением или недостижением цели    175

В противоположность стыду вина не зависит от реального или пред­полагаемого отношения окружающих к проступку. Переживание ви­ны вызывается самоосуждением, сопровождается раскаянием и сни­жением самооценки. По мнению Осьюбела, вина является разно­видностью «морального стыда». Таким образом, получается, что стыд является родовым феноменом, а вина — видовым, т. е. ниже рангом в классификации.

Г. Льюс (Lewis, 1971) видит следующее различие между стыдом и виной: эмоция стыда играет существенную роль в развитии депрес­сивных заболеваний, а эмоция вины вызывает обсессивно-компуль-сивный невроз и паранойю. Однако ряд авторов не согласны с данной точкой зрения.

Разделяя переживание стыда и вины, Изард пишет, что стыд вре­менно затуманивает рассудок, а вина, напротив, стимулирует мысли­тельные процессы, связанные, как правило, с осознанием провинно­сти и рассмотрением возможностей для исправления ситуации. По­лучается, что сначала возникает вина (неизвестно почему), а потом осознается причина вины — проступок. И это не единственная неяс­ность в описании Изардом данного чувства. Так, он называет вину то эмоцией, то чувством, говорит о ситуации вины, хотя логичнее было бы говорить о ситуации проступка.

Детерминация вины. Очевидно, что переживание вины связано с фор­мированием у человека нравственных норм поведения (совести), с развитием его как личности, хотя некоторые авторы считают, что это формирование имеет под собой биологическую (генетическую) осно­ву (Eibl-Eibesfeldt, 1971; Mowrer, 1960). Осьюбел выдвинул три пред­посылки развития эмоции вины:

1)  принятие общих моральных ценностей;

2)  их интернализация;

3)  способность к самокритике, развитая настолько, чтобы восприни­мать противоречия между интернализированными ценностями и реальным поведением.

Он предполагает существование общекультурных механизмов усвоения вины, что связано с одинаковыми взаимоотношениями меж­ду родителями и ребенком, необходимостью лишь минимума навы­ков социализации ребенка, имеющихся в каждой культуре, и опреде­ленной последовательностью этапов когнитивного и социального раз­вития. Предпосылкой воспитания совести и чувства вины является

желание родителей и всего общества воспитать у подрастающего по­коления чувство ответственности.

Причиной для переживания вины могут служить как совершен­ные, так и несовершенные действия (бездействие), когда в данной ситуации они были бы уместны и необходимы.

Фейрес (Phares, 1976) выявил, что интерналы в своих неудачах винят себя и испытывают более сильные стыд и вину, чем экстерна-лы. Это связано, по Дж. Роттеру (Rotter, 1966), с тем, что интернала­ми, т. е. с людьми с внутренним локусом контроля, являются субъек­ты, полагающие, что сами управляют своей судьбой, а экстерналами, т. е. людьми с внешним локусом контроля, — субъекты, уверенные, что все происходящее с ними от них почти не зависит.

Иногда чувство вины бывает необоснованным и преувеличенным, нанося человеку вред: вызывает хроническую усталость, фригидность, может даже привести к самоубийству. М. Льюс (Lewis, 1992) считает, что самый простой способ избавиться от чувства вины — смириться с ним и дать ему постепенно угаснуть.

Просмотров: 8023
Категория: Медицинская психология, Анатомия, физиология


Другие новости по теме:

  • Глава 8. "БЫТЬ ТЕМ, КЕМ ТЫ ЕСТЬ НА САМОМ ДЕЛЕ". ЦЕЛИ ЧЕЛОВЕКА ГЛАЗАМИ ПСИХОТЕРАПЕВТА - О становлении личностью. Психотерапия глазами психотерапевта - К. Роджерс
  • §5. Когда сложная динамика может быть предсказуема? Русла и джокеры - Управление риском. Риск. Устойчивое развитие. Синергетика - Неизвестен - Синергетика
  • ГЛАВА 5. Проблема человеческого существования и любовь человека к человеку - Человек и мир - Рубинштейн С. Л.
  • ГЛАВА 4. Отношение человека к человеку (мораль и этика) - Человек и мир - Рубинштейн С. Л.
  • § 9. 5. Количество концепций, которое может быть обсуждено в группе. - Метод фокус-групп - С. А. Белановский
  • Урок восемнадцатый. «Если может другой, могу и я». - NLP. Полное практическое руководство - Гарри Олдер, Берил Хэзер.
  • ГЛАВА 7. Эстетическая тема (мотив) в жизни человека - Человек и мир - Рубинштейн С. Л.
  • 15. КОГДА 1+1 НЕ ВСЕГДА ОЗНАЧАЕТ 2 - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • Глава 16. Найдите себя и будьте самим собой. Помните, что нет на земле человека такого же как вы. - Как преодолеть чувство беспокойства - Дейл Карнеги
  • Глава 5. Эмоциональные состояния, связанные с прогнозом и ожиданием - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • Глава 1. Общие представления о состояниях человека - Психофизиология состояний человека - Ильин Е. П.
  • 4. Самоактуализация в контексте жизненного пути человека. - Психологические концепции развития человека. Теория самоактуализации - Вахромов Е.Е
  • 5. Проблема нормы и аномалии в развитии и поведении человека (или введение в психологическую теорию относительности). - Психологические концепции развития человека. Теория самоактуализации - Вахромов Е.Е
  • КТО ИСПЫТЫВАЕТ СТРАХ, НЕ МОЖЕТ СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ - Преуспевать с радостью - Николаус Б Энкельман
  • 14. КАК БОГАТЫЕ ЛЮДИ МОГУТ БЫТЬ БЕДНЫМИ - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • 9.9. Влияние личностных особенностей на понимание эмоций другого человека - Эмоции и чувства - Ильин Е. П.
  • Какой может быть отечественная реклама? - Как выйти из невроза. Практические советы психолога - П.И. Юнацкевич, В.А. Кулганов
  • ОПТИМИЗМ НЕОБХОДИМ БОЛЕЕ ЧЕМ КОГДА-ЛИБО - Преуспевать с радостью - Николаус Б Энкельман
  • 9.7. Типы «вербальных эталонов» восприятия экспрессии эмоционального состояния другого человека - Эмоции и чувства - Ильин Е. П.
  • 4. Фрэнк: гнев и обязательства - Наука быть живым. Диалоги между терапевтом и пациентами -Д. Бьюдженталь
  • СТРАХ ЧЕЛОВЕКА ПЕРЕД САМИМ СОБОЙ. - Психотерапия на практике - Виктор Франкл
  • ГЛАВА 8. Познавательное отношение человека к бытию - Человек и мир - Рубинштейн С. Л.
  • Глава 14. Гениев не может быть слишком много - Гармоничное развитие ребёнка - Г.Доман
  • 3. КЕМ ТЫ ХОЧЕШЬ СТАТЬ, КОГДА ВЫРАСТЕШЬ? - Если хочешь быть богатым и счастливым не ходи в школу - Р. Кийосаки
  • Глава 9. Понимание эмоций другого человека - Эмоции и чувства - Ильин Е. П.
  • СТРАНА И БЫТЬ МОЖЕТ ВЕСЬ МИР: замечание о социально-биологическом минимуме. - Статьи о психологии. Сборник
  • Душа человека - Человек и его символы - Карл Густав Юнг и последователи
  • Глава 2. ДУХОВНОЕ ОЗДОРОВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА или о том, как идея духовности может быть превращена в голоса избирателей - Путь наверх - Гусев В.
  • Сеанс I. Часть 2. СОЗДАНИЕ ОБРАЗА ФЕВРАЛЬСКОГО ЧЕЛОВЕКА - Человек из Февраля- Эриксон М., Росси Э
  • 18.2. Психологическая диагностика особенностей эмоциональной сферы человека - Эмоции и чувства - Ильин Е. П.



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       





    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь