Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА"

- Оглавление -


<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>



Комментарий В.Н.Топорова

При своем появлении книга вызвала многочисленные рецензии (о них см. в библиографии научных трудов Ф.И.Щербатского); в числе их авторов были виднейшие специалисты того времени в области буддологии. Дальнейшие исследования на эту тему неизменно исходили из результатов, полученных Ф.И.Щербатским, даже если общая трактовка понятия дхармы была иной. В полемике, возникшей вокруг этого понятия, как правило, не ставилось под сомнение то, что именно концепция дхармы была основоположной в буддизме. Точно так же оппоненты в основном были согласны с тем, как Ф.И.Щербатской понимал структуру этой концепции. Разногласия возникали в связи с проблемой относительной хронологии оформления концепции дхармы и ее функционально-текстовой локализации. Таким образом, исторической заслугой исследования Ф.И.Щербатского является установление того, теперь уже бесспорного факта, что понятие дхармы лежит в основе буддийской догматики и что буддизм не был исключительно этическим учением, но обладал своей собственной метафизической системой, способной успешно конкурировать с наиболее развитыми вариантами метафизических концепций брахманизма. Очевидные сейчас, эти положения были подлинным открытием полвека назад, когда наиболее авторитетной в буддологии была англо-германская школа (супруги Рис-Дэвидс, супруги Гейгер, Г.Ольденберг и др.), характерными чертами которой было подчеркивание антиметафизической морально-этической сущности проповеди раннего буддизма, ориентация на палийскую версию Канона, понимаемую как вполне адекватное отражение первоначального буддизма, пренебрежение к терминологическому аспекту буддизма и, наоборот, внимание к этимологии и апелляция к "здравому смыслу".

Хотя о понятии дхармы (санскр. dharma, пали dhamma, тиб. chos, кит. fa, яп. ) некоторые сведения (теперь уже устаревшие или недостаточные) можно найти в буддологических работах до выхода в свет книги Ф.И.Щербатского, существенное значение с точки зрения последующего развития имели, пожалуй, две работы: Sogen Yamakami. Systems of Buddhist Thought. Calcutta, 1912, и особенно O.O.Pозенберг. Введение в изучение буддизма по японским и китайским источникам. Часть вторая – Проблемы буддийской философии. П., 1918, поскольку именно в них было изложено учение сарвастивадинов, объяснявших все совершающееся вокруг нас взаимодействием отдельных, подчиняющихся особым законам элементов бытия, называемых дхармами; исследования начала века М.Валлезера, госпожи Рис-Дэвидс, Шве Зан Аунга, посвященные понятию дхармы, как и исчерпывающая по относящемуся к теме материалу монография: M. und W.Geiger. Pali Dhamma vornehmlich in der kanonischen Literatur. – "Abhandlungen der Bayerischen Akademie" Phil. Kl. XXXI, 1, 1920. München, 1921, перепечатано в кн.: W.Geiger. Kleine Schriften zur Indologie und Buddhismuskunde. Hrsg. von H.Bechert. Wiesbaden, 1973, c.101-228. (ср. также: W.Geiger. Dhamma und Brahman. – "Untersuchungen zur Geschichte des Buddhismus und verwandter Gebiete". 2. München), послужившая поводом к написанию Ф.И.Щербатским книги о дхарме, оказались в стороне от основного и наиболее плодотворного направления в изучении концепций, построенных на понятии дхармы. Поскольку книга О.О.Розенберга стала известна на Западе лишь после того, как она была переведена на немецкий язык вдовой автора (O.Rosenberg. Die Probleme der buddhistischen Philosophie. Heidelberg, 1924), Ф.И.Щербатской, высоко ценивший книгу О.О.Розенберга и разделявший изложенное в ней понимание дхармы, в своем исследовании использовал ряд результатов, полученных О.О.Розенбергом. Некоторые высказывания О.О.Розенберга относительно дхармы заслуживают внимания в связи с дальнейшим изложением:

"Термин "дарма" встречается в литературе буддизма очень часто, особенно в философских сочинениях. Существенные различия многих направлений сводятся для буддистов к разногласию по отношению к "дармам", о чем свидетельствует тот факт, что в традиционных кратчайших формулах, в которые были заключены писателями позднейших времен наиболее характерные особенности древних школ, была зафиксирована именно точка зрения направлений на "дармы"".

"Согласно традиционным характеристикам, сарвастивадины учили, что настоящее, прошедшее и будущее – истинно-реальны, что сущность дарм неизменно-реальна; шуньявадины полагали, что дармы – "пусты", что о них нельзя сказать, что они есть или что их нет; виджнянавадины учили, что дарм нет, что существует только одна реальность, только одно абсолютное сознание".

"Японские буддисты иногда, рассуждая о древних школах буддизма, называют их учением о "проявлениях" и учением о "сущностях", имея в виду проявление и сущность "дарм" или "носителей", которые были уже упомянуты в предыдущей главе".

"Понятие "дармы" в буддийской философии имеет столь выдающееся значение, что система буддизма в известном смысле может быть названа теориею дарм. При этом мы подчеркиваем в философии буддизма ту специфическую особенность ее, благодаря которой она отличается от других направлений индийской философии..."

"Метод разложения познаваемого на элементы свойствен всем индийским системам, установление же понятия единичных трансцендентных носителей-дарм и сведение всего бытия к системе таких носителей дает нам право характеризовать буддийскую догматику древнейшей схоластики как теорию дарм".

"В европейской литературе по буддизму разбору термина "дарма" уделено немало места, но, несмотря на это, до сих пор не удалось выяснить ясно и убедительно, что такое "дармы", о которых говорят буддийские трактаты. Самый факт, что в основу буддийской догматики положена вполне законченная, своеобразная теория дарм, остался неотмеченным....Ввиду важности термина "дарма" точное изложение буддийской философии, разногласий школ и т.д. невозможно без предварительного выяснения значения термина "дарма". Часто указывают на то, что это слово имеет очень много различных значений; но это обстоятельство не представляет еще никакой особенной трудности, если только различные значения легко могут быть разграничены; кроме того, значения слова "дарма" отнюдь не многочисленнее значений других слов".

"Слово "дарма", согласно словарю, имеет значения: "религия", "закон", "качество". Этимологически его производят от корня dhar – "носить", dharma значит "носитель", а также "несомое", как напр., в смысле "качество". Разумеется, что само по себе этимологическое значение еще не объясняет слова и что выражение "носитель" может быть наполнено различным содержанием. Китайцы при переводе буддийских сочинений слово "дарма" всегда передают иероглифом, означающим "закон", сохраняя этот иероглиф и в тех случаях, где "дарма" имеет совершенно иное значение".

"В логических трактатах "дарма" означает "качество" (т.е. "несомое"), приписываемое носителю качеств, т.е. субъекту (S); в таких случаях "дарма" можно переводить либо "сказуемое" (Р), либо "атрибут". Это наиболее специальное значение термина в общей литературе не встречается".

"Основное и, вероятно, первоначальное значение термина встречается в философских сочинениях, а также и в сутрах, где под дармами разумеются "носители" или истинно-реальные, непознаваемые субстраты тех элементов, на которые в абстракции разлагается поток сознательной жизни, т.е. субъект и переживаемый им мир, как внешний, так и внутренний. Согласно числу найденных элементов, в различных направлениях насчитывалось различное количество разновидностей таких носителей – 75, 100, 84 и т.д. Так как анализу подвергалась и жизнь религиозного опыта, в число элементов вошли и такие, которые имеют отношение к буддийской теории спасения".

"Традиционное определение: "дарма – носитель своего признака (т.е. специфического)" имеет в виду именно это всеобщее значение термина, которое он сохранял и тогда, когда это слово в полемике употреблялось авторами, отрицавшими существование таких носителей. Это значение в словарях не указывается, оно до сих пор нигде не формулировано..."

"Другие значения термина "дарма" развились из только что отмеченного. Сущность каждой "дармы" – трансцендентна, непознаваема; только "признаки", или проявления дарм образуют поток сознательной жизни; таким образом, элементы, на которые разлагается поток сознания, не являются дармами, а "проявлениями дарм" (дарма – лакшана), однако ради краткости часто употребляется термин "дарма" вместо выражения "проявление дармы"; в таком случае "дарма" можна передавать прямо словом "элемент"".

"Среди элементов и их носителей упоминается один, который в метафизике и в теории спасения занимает первое место, это – элемент "успокоения", "покоя", т.е. нирвана. Так как конечною целью бытия является достижение состояния вечного покоя, то этот элемент среди всех дарм является лучшей, "дарма" раr excellence, а поэтому "дарма" иногда является синонимом "нирваны". Нирвана употребляется иногда в смысле "Пустоты" или "Абсолютного", т.е. истинно-реального, ввиду чего и это последнее иногда называется дарма..."

"Наконец, термин "дарма" означает еще "учение" Будды; здесь, впрочем, следует иметь в виду, что в таких выражениях, как "проповедовать дарму", "поклоняться дарме"; напр., в формуле: "Будда, дарма, сангха" дарма означает очень часто не самое учение, а объект учения, т.е. нирвану. В популярном же буддизме в этих случаях подразумевается "учение" как таковое, в смысле содержания Священного писания и даже священной литературы как таковой".

"В популярных японских сочинениях под выражением "все дармы" или "мириады дарм" следует подразумевать все явления или предметы, находящиеся в мире. Непозволительно, разумеется, переносить это значение термина в схоластические трактаты, однако употребление слова "дарма" в смысле вещей, предметов тоже восходит к индийскому буддизму. Так, напр., Васубандху в трактате о реальности одного только сознания говорит о "псевдодармах", т.е. о вещах в себе отдельных предметов, а не об элементах сознательной жизни".

"Термин "дарма" встречается, таким образом, в следующих значениях:

  1. качество, атрибут, сказуемое;
  2. субстанциальный носитель, трансцендентный субстрат единичного элемента сознательной жизни;
  3. элемент, т.е. составной элемент сознательной жизни;
  4. нирвана, т.е. "дарма" par excellence, объект учения Будды;
  5. абсолютное; истинно-реальное и т.п.;
  6. учение, религия Будды;
  7. вещь, предмет, объект, явление".

"Второе значение его – трансцендентный носитель – самое важное и самое частое, но именно оно осталось совершенно неизвестным, и внимание работ по буддизму, насколько они вообще обращают внимание на "дармы" и не ограничиваются пониманием этого слова в смысле "закона" или "учения" Будды, останавливается только на его третьем и седьмом значении, причем оба значения "элемент" и "объект", являются не совсем ясно определенными и переплетаются друг с другом" (О.О.Розенберг. Проблемы буддийской философии, с.83-88).

"На основании вышеизложенного термина "дарма" представляется возможным определить следующим образом: дармами называются истинно-сущие, трансцендентные, непознаваемые носители-субстраты тех элементов, на которые разлагается поток сознания со своим содержанием. Каждый элемент рассматривается как признак своего носителя, т.е. каждая дарма есть субстанциальньй носитель своего специфического, единичного качества; дармы поэтому не являются субстанциями в том смысле, что они в состоянии носить несколько качеств, и понятие субстанциального носителя у буддистов несколько иное, чем в европейской философии, где субстанция есть носитель качеств в множественном числе. Утверждение, что дарма есть носитель своего качества, по существу, может быть рассмотрено как попытка придать найденным при анализе элементам абсолютное значение. Для древней буддийской схоластики дарма – гипостазированный внеопытный субстрат каждого единичного элемента, найденного при критическом анализе опыта" (О.О.Розенберг. Проблемы..., с. 106; ср. также VII. Теория дарм как основа буддийской догматики).

Точка зрения Ф.И.Щербатского и О.О.Розенберга, согласно которой теория дхарм должна рассматриваться как теоретическое основание любой системы буддизма, начиная от учения самого Будды и до сих пор, оспаривалась А.Б.Кейтом и С.Шайером, полагавшими, что теория дхарм была чужда раннему буддизму и утвердилась гораздо позднее в результате деятельности догматиков. См.: A.B.Keith. The Doctrine of the Buddha. – BSOS, vol.6, 1931, c.393-404; он же. Pre-Canonical Buddhism. – IHQ, vol.12, 1936, c.1-20; S.Schayer. Precanonical Buddhism. – AOr., 7, 1935, c. 121-132; он же. New Contributions to the Problem of Prehinayanistic Buddhism. – PBOS, vol.1, 1937, c.8-17. Мнение А.Б.Кейта о позднем происхождении теории дхарм, к сожалению, опирается не на анализ ранних источников или внутреннюю реконструкцию истории теории дхарм, а на общее априорное представление о том, какой могла быть доктрина Будды, и на скептическое отношение к возможностям ее реконструкции. А.Б.Кейт считает: "...really impracticable to discover with any precision the doctrine which Buddha in fact expounded" (BSOS, vol.6, 1931, 393); ср. также: "The picture we can thus form of the doctrines of the Buddha himself must be conjectural and uncertain, but it has the merit of being in accord with the probability that his doctrines-were far removed from the refinements of the scholastic philosophy as preserved in the Pali Canon which presents the appearance of being the product of much discussion by contending schools whose existence tradition em-phatically asserts" (там же, с.404).

По поводу подобных методов Ф.И.Щербатской писал следующее: "These methods art not complicated. They consist of three principles. The views we are justified in ascribing to the Buddha must, according to him, be 1) simple, 2) in accord with the trend of opinion in his day, and 3) more calculated to secure the difference of a large circle of followers. Everything refined, or above the primitive, and every unattractive idea must be rejected. In those three principles we are invited to believe without a shade of that scepticism which is legitimate only in regard to the Pali Canon". (The Doctrine of the Buddha. – BSOS, vol.6, 1932, c.870). Ф.И.Щербатской настаивал в своей полемике с А.Б.Кейтом на том, что анализ разнородных источников (в частности, небуддийских, например относящихся к санкхье) дает основание верить в возможность достаточно конкретной реконструкции учения Будды: "In thus attacking the position from the rear and from the front we shall establish the trend of Philosophie opinion in his days, not of course with mathematical precision, but, I hope, much better than by a blind belief in gratuitous a priori principles established on no one knows what evidence" (там же, с.871). Умозрительная реконструкция начального буддизма А.Б.Кейтом лишала, по мнению Ф.И.Щербатского, буддизм всех следов буддизма, и эта абстрактная схема объявлялась учением самого Будды. В противоположность этой картине Ф.И.Щербатской считал, что всем направлениям буддизма в любое время присущи следующие десять черт (к сожалению, Ф.И.Щербатской не исследовал проблему реконструкции первоначального предания, и в этом смысле его утверждения также априорны): 1) отрицание души, 2) ее замена отдельными элементами, 3) классификация элементов на группы, базы и компоненты, 4) закон взаимозависимости возникновения элементов, 5) их непостоянство, 6) их беспокойство, производимое незнанием, 7) их очищение, производимое элементом трансцендентального знания, 8) мистические силы, производимые элементом транса, 9) повторные рождения в высших сферах (или раях), 10) нирвана.

С.Шайер, конкретно занимавшийся проблемой реконструкции доканонического предания, полагал, что в начальной буддийской онтологии противопоставлялись друг другу вечная, абсолютная реальность (dharma) и мир непостоянного и случайного (ruра). Dharma не была "мировым законом", подобным ведийскому rita, но представляла собой онтологическую сущность, идентифицируемую с vijnan'ой. В космологических построениях указанное выше противопоставление реализовалось в оппозиции dharmadhatu и kamadhatu (к ним добавлялась промежуточная сферма rupadhatu). Исходя из этого, С.Шайер показал, каким образом могло далее эволюционировать понятие дхармы уже в пределах махаяны ("абсолютное", "сущность", но не "закон"" факт, не выводимый из тех значений слова дхарма, которые ему приписываются в хинаянической догматике). Исследования С.Шайера о дхарме были подкреплены значительными результатами, полученными М.Фальк. Одним из них было установление известного изоморфизма между понятием дхармы в буддизме и понятием брахмана в философии упанишад. См.: M.Falk. Nama-rupa and dharma-rupa. Origin and Aspects of an Ancient Indian Conception. Calcutta, 1943 (ср.: она же. Il mito psicologico nell'India antica. – Memoria di R.Accademia Nazionale dei Lincei, 336. Roma, 1939). О соответствующих работах С.Шайера см.: C.Regamey. Le Probleme du bouddhisme primitif et les travaux de Stanislaw Schayer. – ROr., t.21, 1957, c.37 и сл., особенно с.54-57.

Поскольку Ф.И.Щербатской в своих выводах опирался преимущественно на "Абхидхармакошу" Васубандху и постоянно имел в виду живую буддийскую традицию Тибета и сопредельных стран, в которых утвердилась махаяна, естественно возникла потребность восстановить историю понятия дхарма в добуддийскую эпоху, с одной стороны, и в палийском Каноне и связанных с ним текстах, с другой стороны (тем более что соответствующие источники не стали предметом исследования в монографии Ф.И.Щербатского).

Уже с древнейших текстов отчетливо прослеживается связь слов dharma dharman с глаголом dhri-, dhar- "держать", "поддерживать"; соответствующий корень так или иначе связан с такими показательными по своим значениям словами, как древнегреч. tronos "высокое сиденье", "престол", "трон", переносно – "царская власть", ср. у Эсхила tronoi monoskeptroi "самодержавная власть"; лат. firmus "крепкий", "сильный", "укрепляющий", firmo "делать сильным, крепким", "укреплять", "поддерживать", может быть, и forma; лит. derme "согласие", "соглашение", "союз"; чеш. zdariti se, podariti sе "удаться", польск. zdarzyc sie "случиться" и т.д. В "Ригведе" постоянно встречается dharman "носитель", "распорядитель", "опора" (м.р.), ср. RV I, 187, 1; IX, 97, 23; X, 21, 3; X, 92, 2, и еще чаще (около 50 раз) dharman "защита", "опора", "крепкое установление", "закон", "порядок" (ср. р.), среди случаев употребления этого слова есть такие существенные, которые позволяют провести различие между ним (dharman) и rita (ср. RV IX, 97, 22-23); показательны и такие производные, как dharma-krit (RV VIII, 87, 1) "творящий дхарму" (эпитет Индры) и dharmavat (RV VIII, 35, 13) "связанный с dharman'ом". В "Атхарваведе" dharman употребляется реже, зато появляется наряду с ним dharma, которое уже не обозначает нечто конкретное, служащее для поддержки, но "правило", "обычай". В брахманской литературе это слово приобретает некоторые новые оттенки значения – "добродетель", "моральный долг", значение "закон" становится весьма распространенным; появляется сочетания типа dharmasya gapta "хранитель дхармы" (Aitar. – Brlflim. VIII, 12), dharmapati "господин дхармы" ("Shatap.-Brahm." V, 3.3.9: о Варуне), dharma и satya или dharma – это satya "истина" (ср. "Shatap.-Brahm XIV, 4.2.26); ср. сходное употребление в палийском Каноне: sachchan cha dhammo chа, например, в "Дхаммападе"). В "Шатапатха-брахмане" впервые засвидетельствовано значение "обязанности" ("duties": J.Egelling), ср.XI, 5.7.1. В период упанишад слово dharma все более часто выступает в значениях "истина", "истинная мораль", "истинная религия" и т.д. (то же в эдиктах Ашоки); более специализировано понятие dharma в литературе дхармашастр. Подробности см.: H.Willman-Grabowska. Evolution semantique du mot dharma. – ROr. t. 10, 1934, c.38-50, а также: M.Mayrhofer. Kurzgefaßtes etymologisches Wörterbuch des Altindischen. Lief. 10, Heidelberg, 1957, c.94-95, 100; интересно употребление слова dharma в приурочении к временным отрезкам, например в "Manavadharmashastra" 1, 85-86 (о разных дхармах в разных югах), см.: R.Lingat. Dharma et Temps. A propos de Manu 1, 85-86. – JAs., t.249, 1961, c.487-495.

В палийских источниках определению понятия dharma много внимания уделялось комментаторами, и среди них наиболее авторитетным – Буддхагхошей, ср. четыре значения dhamma'ы: 1) pariyatti, или доктрина в том виде, как она сформулирована; 2) hetu, или условие, причинный антецедент; 3) guna, или моральное качество, действие; 4) nissatta-nijivata, или "феноменальный" в противопоставлении "субстанциальному", см.: "Dhammasangani-Atthakatha", 38 /ср. несколько иное, хотя тоже четвертичное, значение в "Dhammapada-Atthakatha" I, 22 = "Digha-Atthakatha" I, 99 – применительно: 1) к благому поведению, 2) к проповеди и нравственному наставлению, 3) к девятичленному собранию буддийских сочинений, 4) к космическому закону/. Полное собрание основных типов употребления слова dhamma в психологической и этической сферах см.: T.W.Rhys Davids, W.Stede. The Pali Text Society's Pali-English Dictionary. P. IV. L., 1952, c.171-175 (1-е изд. -1923), а также указанное сочинение супругов Гейгер; в 1958 г. было объявлено (в ZDMG) о защите диссертации В.Шуманна "Теория дхарм в палийском буддизме".

Не следует упускать из виду одно весьма важное обстоятельство, как правило игнорируемое более поздними исследователями при оценке монографии Ф.И.Щербатского о дхарме. Речь идет о том, что, несмотря на тот переворот в понимании основных философских концепций северного буддизма, который вызвало появление работы русского буддолога, исследование проблемы дхармы не рассматривалось им как завершенное. Об этом, в частности, свидетельствует начало работы над новым переводом "Абхидхармакоши", поскольку имевшийся к тому времени перевод Л. де Ла Валле-Пуссэна Ф.И.Щербатской считал неудовлетворительным. Для осуществления нового перевода была организована в 1928 г. группа в составе молодых специалистов, учеников Ф.И.Щербатского – Е.Е.Обермиллера, А.И.Вострикова, Б.В.Семичова и Б.А.Васильева (последний не был учеником Ф.И.Щербатского). Предполагалось широкое использование при переводе комментариев к труду Васубандху на тибетском, монгольском и китайском языках. Кроме того (что особенно существенно в связи с дхармической концепцией тхеравады), Б.В.Семичову было поручено перевести и проанализировать палийские источники "Абхидхамматхасангаху" Ануруддхи и "Висуддхимаггу" Буддхагхоши (понимаемую как комментарий к "Абхидхамматхасангахе") с тем, чтобы установить соотношение хинаянической и махаянической трактовки дхармы. В этой работе Б.В.Семичову оказывал помощь крупный специалист в области палийской Абхидхармы профессор Гарвардского университета Дхармананд Косамби, оказавшийся в то время в Ленинграде гостем Академии наук. Первые результаты были изложены в статье Б.В.Семичова "Matter according to the Visuddhimaggo of Buddhaghosa and "Abhidhammatasangaho" of Anuruddha" (1930). Основная находка заключалась в обнаружении поразительного сходства между рассуждениями Буддхагхоши об "элементах бытия" и положениями, выдвинутыми Васубандху, – прежде всего в том, как излагается учение о скандхах. "Так как деление на группы (скандха), базы (дхату) и категории (аятана) может иметь место только при рассмотрении элементов "бытия", то после чтения и перевода в трактате Буддхагхоши всего того, что касалось "групп", стало совершенно ясным, что Буддхагхоша, Васубандху школы тхеравада, говорит о "теории элементов бытия"" /см.: Б.В.Семичов. Элементы сознания (по палийским первоисточникам). – "Материалы по истории и филологии Центральной Азии". Вып.3. Улан-Удэ, с.23/. В согласии с подобным толкованием смысла дхармы и с этимологией соответствующего слова (от dhar- 'держать', см. выше) находятся, по сути дела, равнозначные (и отчасти тавтологические из-за примененной здесь figura etymologica) определения дхармы у Васубандху (svalakshanadharanat dharma) и в палийском тексте "Аттхасалини" (attano pana svabhava dharenti ti dhamma): "дхарма – потому что держит (содержит, несет) свой (собственный) признак". Однако дальнейшие исследования в области дхармы, как и перевод "Абхидхармакоши" группой под руководством Ф.И.Щербатского, к сожалению, должны были прекратиться.

Особое значение для истории развития понятия дхармы имеют две работы Г. фон Глазенаппа. См.: H. von Glasenapp. Der Ursprung der buddhistischen Dharma-Theorie. – WZKM Bd 46, 1939, c.242-266, и особенно: он же. Zur Geschichte der buddhistischen Dharma-Theorie. – ZDMG, Bd 92, 1938, c.383-420. Последняя статья ценна, в частности, тем, что в ней сопоставляется теория дхармы в "Сутта-питаке" и в абхидхармической литературе, включая васубандховскую "Абхидхармакошу". Вкратце выводы Г. фон Глазенаппа состоят в следующем. Dharma в палийских текстах обозначает "закон" и все, что находит выражение в законе ("Weltgesetz", "Norm", "Recht", "Vorschrift", "Lehre", "Lehrtext"), а также все с необходимостью выступающие и законом обусловленные явления – "элементы бытия" (О.О.Розенберг, по мнению Г. фон Глазенаппа, не сумел правильно понять связь dharma как закона и dharma как элементов бытия); иначе говоря, здесь то же словоупотребление, что и в случае слова sankhara, где "einerseits die karmischbedeutsamen Willensregungen und andere Krafte, in weiteren Sinne aber auch die durch diese bedingten dharmas bezeichnet, die selber wieder Ursachen für die Entstehung neuer dharmas seinkönnen" (c.385). Поэтому dharma обозначает закон в самом широком смысле, а также все, что обусловлено законом. Характерно, что в китайских источниках dharma всегда передается через "fa" (яп. ), обозначающее "закон".

Из сказанного следует, что при анализе контекстов, в которых встречается dhamma, нужно не упускать из виду неразрывную связь, существующую между мировым законом и формами его выражения в процессе становления сущего. Эта связь имеется в виду, когда говорится: уо patichcharmppadam passati so dhammam paesati, yo dhammam passati so patichchasamuppadam passati ("Majjh.-Nik". 28. I, c.191) – "кто видит взаимозависимое возникновение, тот видит дхарму, кто видит дхарму, тот видит взаимозависимое возникновение". В сутрах подчеркивается та мысль, что все дхармы безличны (sabbe dhamma anatta. – "Sanyutta-Nik." 44, 10, 7 IV, с.401; "Dhammap". 279, и др.). Вся совокупность дхарм делится на обусловленные действием кармических сил (sankhata dhamma) и необусловленные (asankhata dhamma). Первые обладают тремя признаками (возникновение, уничтожение, инобытие), см. "Angutt.-Nik." 3, 47 I, с.152; обусловленные дхармы характеризуются как "возникшие", "сотворенные", "зависимые", тогда как необусловленные дхармы суть "нерожденные" "небывшие", "несотворенные" и т.п. (ajata, abhuta, akata, anissita, passaddhi), они – нирвана (nibbana, см. "Sanyutta-Nik." 43 IV, – с.359 и сл.), "лучшая" (settha), "высшая" (uttama), "первая" (agga) и т.п. Все обусловленные дхармы непостоянны (anicca) /та же идея преходящести относится и к санкхарам (sankhara), связанным с обусловленными дхармами, ср. sabbe sankhara anicca... "Therag." 676 и сл., "Dhammap." 277 и сл., и др./ и неотделимы от dukkha (см. выше). Характерно, что и "приятное" и "неприятное" и "ни приятное – ни неприятное" в ряде текстов трактуется одинаково как dukkha ("Sanyutta-Nik." 36, 11 IV, с.216 и сл.), так как этим словом обозначается любое состояние беспокойной неудовлетворенности, лежащее в основе даже радостных явлений или прошлого существования.

В сутрах содержится и классификация дхарм на khandha, ayatana, dhatu. Разбирая вопрос о взаимообусловленности дхарм, Г. фон Глазенапп подчеркивает различия между трактовкой этого вопроса у абхидхармических догматиков и в текстах сутр (где, в частности, довольно безразлично употребляются некоторые понятия, строго различаемые в "Абхидхарме", например hetu и раchchауа). В связи с этим особое значение приобретает идея взаимозависимого возникновения (patichchasamuppada), объяснение которой только в пределах материала, содержащегося в сутрах, без знания абхидхармической традиции и, следовательно, вне связи с теорией дхарм невозможно (см.: H.Weiler. – "Asia-Major", 5, 1930).

Знание теории дхарм позволяет снять ряд трудностей при объяснении формулы взаимозависимого возникновения. Подробнее об этом см.: H. von Glasenapp. Der Buddhismus in Indien und Fernen Osten, с.30 и сл. Наконец, теория дхарм, если говорить об ее использовании, неотделима от сотерологических целей буддизма (и в этом отношении буддизм является, пожалуй, единственным сотерологическим учением, опирающимся на глубоко и последовательно разработанную теорию, аналогичную научным концепциям). В этой связи анализируется соотношение теории дхарм и понятия нирваны и, в частности, отвергается представление о нирване как о состоянии блаженства индивидуального постоянства в высшем мире (это, между прочим, следует из того, что нирвана является дхармой) или "ощущаемого" счастья (о принципиальной неощутимости нирванического счастья см.: "Angutt.-Nik." 9, 34, 3 IV, с.415).

Хотя в "Сутта-питаке" нет специальных определений дхармы, оно может быть восстановлено при условии, что оно будет отвечать всем значениям слова "дхарма" одновременно (закон, право, учение, свойство, состояние сознания, элемент бытия и т.д.). В качестве такового предлагается следующее: "Ein dharma ist etwas, das gesetzmaßig existiert, indem es eine bestimmte Wirkung ausübt, jedoch weder ein belebtes Wesen, noch ein konkretes Ding (wie ein Wagen) noch ein Vorgang oder sonst etwas ist, von dem angenommen wird, da es durch das Zusammenwirken mehrerer dharmas entsteht" (c.408). Стремление же свести все эти различные дхармы к определенному числу далее не редуцируемых элементов бытия проявляется впервые лишь в абхидхармических сочинениях; о перечнях дхарм, принадлежащих разным школам, см.: R.Kimura. The Original and Developed Doctrines of Indian Buddhism in Charts. Calcutta, 1920; W.M.McGovern, Manual of Buddhist Philosophy. I. L., 1923; E.L.Hoffmann (Govinda). Abhidhammatha-Sangaha. Übersetzung. München, 1931; E.Lamotte. Histoire du bouddhisme indien, c.658 и сл.; Б.В.Семичов. О числе элементов по различным палийским и тибетским буддийским текстам. – "Труды Бурятского комплексного научно-исследовательского института". Вып.3. Серия востоковедения. Улан-Удэ, 1960, с.58-68 (использованы следующие источники: "Abhidhammattha-Sangaha" Ануруддхи, "Visuddhimagga" Буддхагхоши, "Abhidharmakosha" и "Mahayana-Panchaskandhaka" Васубандху и "Abhidharmasamuchchaya" Асанги) и др., не говоря, естественно, о подобных списках у Ф.И.Щербатского и О.О.Розенберга. Анализируя списки, существенно помнить, что каждая дхарма может фигурировать в них лишь однажды (если одна и та же дхарма выступает в разных группах, то в списках тем не менее она упоминается лишь один раз; этот принцип строго проводится сарвастивадинами); что в Каноне дхарма может появляться под разными названиями (это позволяет провести отождествление дхарм и их редукцию, например: vinnana = chitta = mano в "Sanyutt.-Nik." 12, 61, 4 II, с.94, или tanha = chhando = raga = nandi, там же, 22, 3, 9 III, с. 10; 23, 9, 5 III, с. 193, и др.); что некоторые дхармы, встречающиеся в "Сутта-питаке", отсутствуют в абхидхармических сочинениях, поскольку эти дхармы не первичные элементы бытия (а вторичные). Поскольку для тхеравадинов "Сутта-питака" была "популярным наставлением" (vohara-desana), тогда как "Абхидхамма-питака" квалифицировалась как "метафизическое наставление" (paramattha-desana), как аутентичное слово Будды, теория дхарм в абхидхармических сочинениях не могла быть систематической интерпретацией соответствующей теории в сутрах. Поэтому есть все основания считать, что развитие теории дхарм в концепцию элементов бытия принадлежит не периоду "Сутта-питаки", а более позднему времени. В сутрах теория дхарм дана в относительно элементарном варианте. Согласно ему, всякое становление и исчезновение обусловлено закономерным чередованием дхарм, и знание этого является непременным условием достижения нирваны. В этом варианте спекуляции о сущности дхарм еще отсутствовали и в дхармах еще не видели элементов бытия, носителей их собственных свойств (sabhava-dharana, "Attahasal.", с.40).

Тем не менее теория дхарм, хотя и в относительно простом виде, уже существовала. Возможно (несмотря на отсутствие сколько-нибудь определенных указаний в источниках), что эта элементарная теория дхарм была связана отношением преемственности с учением самого Будды. Поэтому Г. фон Глазенапп не соглашается с основным выводом С.Шайера, что "нет сомнений в том, что теория дхарм не является древнейшей буддийской философией и что ей предшествовала более ста рая, дохинаяническая доктрина, которая не была теорией дхарм" (PBOS, vol.I, 1937, с. 15). Вместе с тем немецкий индолог допускает, что первоначальный вариант теории дхарм имел своим источником учение о не-Я (anatma-vada), которое, в свою очередь, было научно обоснованным продолжением старого учения упанишад о бессмертии.

Много внимания трактовке понятия дхармы уделено Г. фон Глазенаппом в "Послесловии" к 13-му изданию книги: H.Oldenberg. Buddha, sein Leben, seine Lehre, seine Gemeinde. Stuttgart, 1958 ("Nachwort", c.455-519, специально о дхарме – с.477-484; Г.Ольденберг о дхарме – с.288 и сл.). Г. фон Глазенапп и здесь подчеркивает, что дхарма уже в раннем буддизме, и в частности в "Сутта-питаке", была метафизическим понятием; без развитой метафизики буддизм не был бы в состоянии соревноваться с современными ему религиозно-философскими течениями с обстоятельно развитой метафизикой. Противоположный взгляд был высказан в полемической статье Ф.Эджертона, см. F.Edgerton. Did the Buddha Have a System of Metaphysics? – JAOS, vol.79, 1959, c.81-85, где приводится известная притча из 63-й проповеди "Маджджхима-никаи": Малункьяпутта (Malunkyaputta) сожалел, что Будда не ответил ему на вопросы, вечен ли мир или нет, имеет ли он конец или не имеет, одно ли и то же душа и тело или нет, существует ли Совершенный после смерти или нет и т.п. Не зная ответов на эти вопросы, Малункьяпутта не может следовать учению Будды. Тогда Будда рассказал притчу о человеке, раненном отравленной стрелой и приведенном к врачу, которому он не позволяет начать лечение пока не выяснит, что за человек, выпустивший стрелу, как его зовут, какой он касты, где живет и т.д. Разве не умер бы такой человек, прежде чем он выяснит эти вопросы? Таким же образом учение Будды не зависит от природы мира или природы души и т.п. Каковы бы они ни были, в мире остается страдание, уничтожение которого и является целью буддийского учения. В этой притче Ф.Эджертон видит доказательство антиметафизической сущности ранней буддийской проповеди. Что касается дхармы, то она, по мнению Ф.Эджертона, обозначала "state of existence", "condition of being" и была лишена метафизических нюансов; о дхарме см.: он же. Buddhist Hybrid Sanskrit Dictionary. Vol.2, New Haven, 1953, c.276b. Из других исследований на эту тему помимо работ общего характера см. также: V.A.Ramaswami Sastri. Dharma – Its Definition and Authority. – JJhRI, vol.7, 1949, c.29-49, и особенно: E.Conze. Buddhist Thought in India. Ch.7. Dharma and Dharmas, c.92-106. В последнем исследовании выделяется семь значений слова dharma, существенных в философском плане. В онтологическом смысле дхарма означает: 1) "a transcendental reality which is real in absolute truth and in the ultimate sense" (cp. "Prasannapada" XVII, 304; XXVII, 592); нирвана – это дхарма, являющаяся объектом высшего знания, препятствующая дальнейшим рождениям; в этом случае dharma занимает приблизительно то же положение, что atman и bvahman в индуизме; 2) "the order of law of the universe, immanent, eternal, uncreated"; 3) "a truly real event, things as seen when Dharma is taken as the norm; a dharmic fact, or the objective truth"; 4) "objective data whether dharmically true or untrue, mental objects or mental percepts, i.e. the objects or Supports of mind"" 5) "characteristic, quality, property, attribute". Кроме того dharma употребляется в значениях: 6) "the moral law, righteousness, virtue, right behaviour, duty and religious practice" и 7) "doctrine, scripture, truth (в не-онтологическом значении), sacred text, doctrinal text".

Указанные соображения относительно значения слова "дхарма" полезно иметь в виду при чтении работы Ф.И.Щербатского. Кроме указаний литературы о понятии "дхарма" см.: J.Gonda. Het begrip dharma in het Indische denken. – "Tijdschrift voor Philosophie". Leudien, 1958; W.Liebenthal. Ding und Dharma. – "Asiatische Studien". Bern, 1961 (понимание дхармы как "позиции", которая обретает смысл только в целостности учения); A.Hirakawa. Genshi bukkyö no okeru 'hö' no imi. – Waseda daigaku daigakuin bungaku kenkyuka kiyö 14, 1968, c.1-25 (значение дхармы в раннем буддизме); Sh.Miyamoto. The Middle Way from the standpoint of the Dharma. – "Indogaku Bukkyögaku Kenkyu", 17, 1969, c.963-932 (="Journal of Indian and Buddhist Studies", vol.17, 1969, c.1-32); Köshirö Tamaki. The Fundamental Aspect of Dhamma in Primitive Buddhism. – "Indogaku Bukkyögaku Kenkyü", 21, W2 – 1973, c.1062-1054; Enshö Kanakura. Indo tetsugaku bukkyögaku kenkyü. I. Bukkyögaku – hen (исследование по индийской философии и буддизму, т.1: Буддизм: три статьи о значении слова "дхарма" в буддизме), и др.; в ином аспекте ср.: С.-A.Keller. Violence et dharma chez Asoka et dans la Bhagavadgita. – "Asiatische Studien", Bd 25, 1971, c.175-201.



<<< ОГЛАВЛЕHИЕ >>>
Просмотров: 900
Категория: Библиотека » Учения


Другие новости по теме:

  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ III. Ayatana Вторая, более подробная классификация элементов
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ X. Карма Одним из наиболее ярких признаков
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ IX. Pratitya-samutpada причинность Хотя отдельные элементы dharma
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ VIII. Несубстанциональность элементов После сжатого обзора элементов
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ VII. Силы Определения усилия chetana и силыsanskara,
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ VI. Элементы духа В классификации на ayatana
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ V. Чувственные элементы Чувственные rupa, или физические,
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ IV. Dhatu Деление элементов бытия на 18
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ II. Skandha Простейшая классификация всех элементов бытияпредставлена
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ I. Введение В своей новой работе госпожа
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ XIV. Теория познания Характер философской системы делается
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ XI. Непостоянство элементов Элементы бытия 150 это
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | Список сокращений Abh.KM 150 Anhandlungen f252r die Kunde
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ Приложение II ТАБЛИЦЫ ЭЛЕМЕНТОВ ПО УЧЕНИЮ САРВАСТИВАДИНОВ
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ Приложение I ВАСУБАНДХУ ОБ ОСНОВНОМ ПРИНЦИПЕ ШКОЛЫ
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ XVI. Заключение Понятие о дхарме 150 центральный
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ XV. Добуддийский буддизм Может ли обрисованная выше
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ XIII. Волнение элементов Третьим ярким признаком буддийских
  • Ф. И. Щербатской. ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЗМА И ЗНАЧЕНИЕ ТЕРМИНА "ДХАРМА" | ОГЛАВЛЕHИЕ XII. Непостоянство у санкхья-йоги Неодобрительное отношение к
  • Ф. И. Щербатской. КОНЦЕПЦИЯ БУДДИЙСКОЙ НИРВАНЫ | Список сокращений Abh.KM 150 Anhandlungen f252r die Kunde
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | Список сокращений Аб.-К. 150 Абхидхармакоша.ЖСМНП 150 Журнал Министерства
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ XI. Атомистика и великие элементы махабхута. Термины
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ IX. Классификация дхарм В состав субстрата, стоящего
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ VIII. Гносеология и онтология в буддизме. Двойственное
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ VII. Теория дхарм как основа буддийской догматики
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ VI. Термины дхарма и абхидхарма. Абхидхармакоша Термин
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ V. Система буддийского миросозерцания. Схемы догматики Прежде
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ IV. Проблемы буддийской философии. Метафизика Изучение буддийской
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ III. Периоды буддийской философии. Васубандху и Сюаньцзан.
  • О. О. Розенберг. ПРОБЛЕМЫ БУДДИЙСКОЙ ФИЛОСОФИИ | ОГЛАВЛЕHИЕ II. Об изучении буддизма в Японии и



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       





    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь