НЕМЕЦКАЯ ФИЛОСОФИЯ

НЕМЕЦКАЯ ФИЛОСОФИЯ
Нем. мыслители принимали участие уже в формировании схоластики. Они писали на лат. языке, и их философия была частью общезападноевропейской аристотелевско-платоническо-христ. философии. Начало собственно «немецкой» философии лежит в т. н. женской мистике, в письмах и нравоучительных произв. Хильдегарды Бингенской и др. рейнских и фландрийских монахинь. Наиболее значительной среди них была Мехтильд Магдебургская. Благочестие братьев по совместной жизни или др. братств лежало в основе деятельности крупных нем. мистиков: Мейстера Экхарта, Генриха Сузо и Иоганна Таулера. К ним относятся также: Гирт Грот, Фома Кемпийский и неизвестный автор "Немецкой теологии"; см. также Мистика. Ведущим нем. философом эпохи Возрождения является Николай Кузанский; он предвосхитил некоторые черты философии Лейбница и Гегеля – особенно своим частью еще магическим, частью уже динамическим принципом «совпадения противоположностей». Наряду с Николаем Кузанским надо упомянуть об Atpunne Неттесхеймском и враче Парацельсе, которые представляли мистику, возрождавшую идеи древнегреч. мыслителей. Эпоха барокко представлена именами Валентина Вейгеля и Якоба Бёме, типично нем. мистика которых противостояла всей западноевропейской философии. Мартин Лютер повлиял на нем. философию идеями и пафосом свободы, несмотря на то что понятие свободы оспаривал. Он отвергал все метафизические притязания нем. философии и резко критиковал аристотелизм и томизм, но решительно защищал воспитательное значение мышления, ведущего к ясности выражения и понятий. Филипп Меланхтон, наделенный Лютером неограниченными полномочиями относительно философской систематизации идей Реформации, воздвиг прочное здание протестант, неосхоластики, просуществовавшее более четверти тысячелетия. В лице Ульриха Цвингли реформированная теология часто выступает чуть ли не как волюнтаристская философия. То же направление заметно в работах представителя исторической мистики Себастьяна Франка. Нем. философия эпохи Просвещения уже в период Тридцатилетней войны возвещает о себе именами Иоганна Клауберга и в особенности Якоба Томазия (старшего). Работы Лейбница ознаменовали вступление нем. философии в пору своего совершеннолетия. Лейбниц обосновал нем. идеализм и тем самым нем. философию в узком и собственном смысле слова. Перешагнув через национальные границы, он охватил духовным взором всю совокупность знаний своего времени. Лейбниц относился одинаково критически и к франц. материализму, и к англ, эмпиризму и скептицизму. Он пытался создать технику познания, основанную на объединении логики с чистым естествознанием. Вселенная – гармоническое целое, в котором уничтожается также противоположность между религией и наукой. Наш мир – лучший из всех возможных миров. Философия нем. Просвещения вновь попадает под сильное влияние иностранной философии (Декарт, Локк, Шефтсбери, Юм). Ее типичным представителем является Христиан Вольф, чьи взгляды в то время считались просто философией как таковой. Он положил начало целому ряду философов-популяризаторов, которые частью излагали философию Вольфа, частью – философию здравого смысла человека. Кроме Вольфа, следует назвать Моисея Мендельсона и А. Г. Баумгартена. Вера философов Просвещения в неограниченные возможности человеческого разума находилась в противоречии со скептическим эмпиризмом, который полагался лишь на свидетельства чувств. Критицизм Иммануила Канта явился выдвижением требования, согласно которому, прежде чем рассматривать истинность результатов познания, надо проверить возможности самого познания. Исследования Канта показали, что «вещь в себе» непознаваема и мы должны довольствоваться лишь ее явлениями. Эти явления определяются формами созерцания (пространство и время) и априорными понятиями (категориями). Логика чистого разума ведет от явлений к идеям, которые остаются вне сферы познания. Человеческий рассудок требует (но не может доказать эмпирически), чтобы в природе царила всеобщая целесообразность. Практический разум как «категорический императив» нуждается в абсолютном моральном законе, вере в свободу и бессмертие души и в существование Бога, хотя все это остается недоказуемым. Критицизм Канта и характерные для него совершенства и противоречия явились для нем. философии 19 в. настолько сильными импульсами к развитию, что их влияние сохранилось и по сегодняшний день (см. Неокантианство, Марбургская школа). Непосредственными преемниками Канта были К. Л. Рейнгольд (1758-1823), Соломон Маймон, И. С. Бек и Я. Ф. Фриз. Философия Канта определила также мышление Шиллера, который в своей этике и эстетике, однако, отошел от интеллектуализма Канта и приблизился к платоническому идеализму. Философия Просвещения нашла свое завершение и преодоление в протестантской метафизике И.Г. Гаманна, Ф.Г. Яко6и, который создал философию веры в трансцендентальную реальность мыслимого и представляемого и снова привлек внимание к Спинозе (через Якоби пришел к Спинозе Гёте), и в Иоганне Готфриде Гердере – противнике Канта, положившем в основу своей философии историю и заменившем механическое органическим. Гердер и Гёте стали предтечами романтиков, которые впоследствии весьма произвольным образом усвоили философию действия Иоганна Готлиба Фихте, характерной чертой которого была вера в прогресс. Фихте развил критицизм Канта в чистый идеализм, вершиной которого явилась философия тождества Фридриха Вильгельма Шеллинга – подлинного философа романтизма: природа, осмысливаемая человеком, поднимается до сознания самой себя, так что мышление и бытие становятся тождественными. К представителям романтической философии относятся также Новалис, создавший « магический идеализм», Шлейермахер, по мнению которого религия основана на чувстве «абсолютной внутренней зависимости» от мирового целого, и Фридрих Краузе, который ввел в философию тождества Шеллинга пантеизм. В остальном в философии 19 в. царили Гегель и Шопенгауэр. Гегель, в котором нем. спекулятивная философия (за пределами Германии не существовало ничего подобного ей, более того, во Франции и Англии ей соответствовали по времени позитивизм и социология) нашла свое высшее выражение, поставил характерную для эпохи Просвещения веру в прогресс на новую основу, включив самый прогресс в представление о диалектическом процессе, «в котором дух, чья природа всегда остается одной и той же, эксплицирует эту свою природу», в котором все более позднее является в то же время высшим по отношению к более раннему – более высокой ступенью осуществляющего себя разума. Государство становится отражением неизменного мирового порядка, «субстанциональной нравственностью». Это направление мысли продолжается представителями «правых гегельянцев», в особенности Ю. Шталем и Фердинандом Лассалем и заканчивается на Бисмарке и пионерах национал-социализма. Др. направление развития гегелевского учения восприняло элементы франц. позитивизма и распространившегося в век индустриализации причинно-механистического взгляда на природу и мир. Его представляли «левые гегельянцы», прежде всего Людвиг Фейербах, Макс Штирнер, Давид Штраус, Карл Маркс (1818-1883) и Фридрих Энгельс (1820-1895), которые наряду с рус. мыслителями развили его в диалектический (исторический) материализм, все последствия которого еще и сегодня представляются непредсказуемыми и который нашел свое завершение в ленинизме. Шопенгауэр считает ошибочным всякое историческое рассмотрение событий, происходящих в мире, всякую философию, которая предполагает становление или его результат, начальный и конечный пункты. Предметом философии может быть лишь сущность мира, не подчиняющаяся закону достаточного основания. Все события в мире являются для Шопенгауэра лишь «продолжением зоологии», лишь буквами, с помощью которых можно прочесть идею человека. Отсюда философское развитие идет – через работу Шопенгауэра «О воле и природе» (1836) и работу Ницше «Воля к власти» – к философии жизни и витализму. Особое положение занимает учение об окружающей среде Якоба Икскюля. Наряду с Гегелем и его школой немаловажную роль в развитии нем. философии сыграли педагогика и психология Иоганна Фридриха Гербарта, логика Бернардо Болъцано и психология как естествознание внутреннего опыта Фридриха Эдуарда Бенеке. После смерти Гегеля интерес нем. философии к проблемам метафизики стал быстро падать. Философия стала основополагающим фундаментом для частных наук, которым с успехом удалось привлечь к себе всеобщий интерес. Материализм был преобразован Карлом Фогтом, Якобом Молешоттом, Людвигом Бюхнером и Фридрихом Альбертом Ланге в естественнонаучный материализм; Эрнстом Геккелем – в монизм; Вильгельмом Оствальдом – в энергетизм. В стороне от этой группы стоят Густав Теодор Фехнер с его пантеистической натурфилософией, Рудольф Герман Лотце с его идеалистически-механистическим мировоззрением и Эдуард Гартман с его философией бессознательного. Формами проявления философии, обратившейся в первую очередь к вопросам естествознания, были также: экспериментально-физиологическая психология Вильгельма Вундта, который создал широко разветвленную школу (Кюльпе, Эббингауз, Крепелин, Мойман и др.), новейший позитивизм Эрнста Лааса и Евгения Дюринга, эмпириокритицизм Рихарда Авенариуса, Эрнста Маха и Теодора Циена, имманентная философия Вильгельма Шуппе и идеалистический позитивизм, или функционализм, Ханса Файхингера. Начиная приблизительно с 1860 приобретает значение неокантианство, стоящее в оппозиции к спекулятивной метафизике нем. идеализма и представленное такими мыслителями, как, напр., Алоиз Риль, Вильгельм Винделъбанд, Генрих Риккерт и Эрнст Кассирер. Конец 19 в. ознаменовался возвратом к метафизике. Философия Ницше вновь привлекла взоры философов к глубинам человеческой натуры и жизни. При Ницше рождается философия жизни, являющаяся по своей сути философией истории. Главные представители: Георг Зиммель, Рудольф Эйкен и прежде всего Вильгельм Дильтей, для которого жизнь есть «охватывающая человеческий род связь», познание возможно лишь посредством целостности души и внешний мир узнается в своем сопротивлении. Наиболее значительные преемники Дильтея: исследователь религиозной социологии Эрнст Трёльч, представитель философии культуры Эрих Ротхакер и педагог Эдуард Шпрангер. Большое влияние Дильтей оказал на Георга Миша -(род. 1878), Ханса Фрейера и Теодора Литта. В связи с Дильтеем необходимо также упомянуть следующие имена: Освальд Шпенглер, который предсказывал гибель Западной Европы; Герман Кейзерлинг – прагматический иррационалист; Людвиг Клагес, который изображал действительность как поток одушевленных образов, а дух – как противника души. Начало 20 в. отмечено развитием феноменологии. Она была подготовлена работами Франца Брентано, Алексиса Мейнонга, Алоиза Гефлера, Карла Штумпфа и Христиана Эренфелъса, который также дал решающий толчок современной гештальтпсихологии. Основателем феноменологии был Эдмунд Гуссерль. Феноменология – метод описания феноменов; ее предметом является сущность, понимание которой путем созерцания становится возможным в результате «эйдетической редукции», обнажающей сущность. Философия Гуссерля, как и философия Дильтея, находит свое отражение, в большей или меньшей степени, в работах всех нем. философов. Последователями Гуссерля были Александр Пфендер, Оскар Беккер, Мориц Гейгер (1880-1937), Эдит Штейн (1891-1942), Адольф Рейнах (18831916) и особенно Макс Шелер – наиболее оригинальный и влиятельный мыслитель этой группы, который вернул метафизике подобающее ей место в нем. философии и создал философию личности и современную этику ценностей. Третьим осн. течением в современной нем. философии является экзистенциализм. Он берет свое начало в работах Кьёркегора, заимствует много мыслей из философии жизни и феноменологии и находит свое первое и в то же время наиболее яркое выражение в произв. Мартина Хайдеггера и Карла Ясперса. Центральное место в нем занимает экзистенциальное переживание мира и Я, являющееся переживанием хрупкости человеческого существования, которое узнается как «бытие перед лицом смерти». Я является своей собственной экзистенцией, которая в основном состоит в возможности или достигнуть собственного существования, сознавая то, что оно всегда находится под угрозой и ничем не застраховано, или отказаться от этого существования. Перед существованием ставится вопрос о его абсолютном бытии, и из ответа делается заключение о смысле бытия. Действительность не познается, а узнается по тому, имеется она в наличии или нет; она является не предметом (объектом), но «орудием» (как инструмент, письменные или швейные принадлежности и т. п.). Четвертое осн. направление, многократно переплетающееся с тремя первыми, – онтология. Она является современным выражением метафизики. В противоположность прежней метафизике онтология основывается не только на априорных взглядах отдельных мыслителей, но и на результатах частных наук, каждая из которых старается подняться до уровня метафизики, тем самым выработать общую для всех наук платформу, разрушить специализацию и разобщенность частных наук и достичь целостного восприятия мира и человека (см. Studium gener ale). Истоки этого философского направления находятся в биологии Ханса Крита. Родственные идеи можно найти у Генриха Майера, Эриха Йенша, Отмара Шпанна и Гюнтера Якоби. Важнейший представитель этого направления Николай Гартман – одна из наиболее значительных фигур в современной философии вообще. Его обширные работы, очень разнообразные по содержанию, отличаются замечательной тонкостью и остротой философского анализа, редчайшей ясностью и прозрачностью языковой формы. Кроме онтологии, он занимался проблемами духовного бытия, метафизикой познания, учением о категориях, модальным анализом и теорией слов. В своей этике он примыкает к Шелеру.

Философский энциклопедический словарь. 2010.
НЕМЕ?ЦКАЯ ФИЛОСО?ФИЯ
Развитие ?. ф. можно разделить на след. осн. этапы:
1) ср.-век. философия (9–15 вв.);
2) философия эпохи гуманизма и Реформации (15–16 вв.);
3) философия эпохи Просвещения (17–18 вв.);
4) классич. философия (2-я пол. 18 – сер. 19 вв.);
5) бурж. философия (сер. 19–20 вв.);
6) марксистская философия (сер. 19–20 вв.).
Средневековая философия (9–15 вв.)
К середине 9 в. заканчивается процесс обращения германцев в католичество. К этому времени исчезает "миссионерская" лит-ра, вольно и популярно излагавшая христианство, ее место занимает схоластика, в значит. степени лишенная нац. самобытности и следующая рим. богословской традиции. Первыми крупными представителями схоластики были Храбан Мавр (р. ок. 776 – ум. 856), поклонник философии Платона, автор энциклопедич. трактата "De universo" и Ноткер Губастый (ок. 950–1022), переведший на нем. яз. нек-рые соч. Аристотеля и Боэция и сам написавший ряд трактатов по логике. Храбан и Ноткер стремились приобщить немцев к античной филос. культуре, считая, что она способствует изучению и обоснованию христ. богословия. Вершиной ортодоксальной схоластики был Альберт фон Больштедт. Ортодоксальной католич. схоластике противостоял аверроизм, распространившийся гл. обр. в Испании, Франции и Италии, но дошедший и до Германии. Влияние аверроизма заметно в учениях Штернгассе и Дитриха Фрейбергского.
Формой несогласия с офиц. религ. идеологией была мистика. Мистич. искания непосредственного (минуя церковь и духовенство) общения с богом характерны как для крайне индивидуалистически настроенных мыслителей, так и для тех, кто таким путем пытался выразить оппозицию угнетенных социальных слоев господств. строю. В ср.-век. мистике сложным образом сочетались как реакционные, так и прогрессивные тенденции. "Революционная оппозиция феодализму проходит через все средневековье. Она выступает, соответственно условиям времени, то в виде мистики, то в виде открытой ереси, то в виде вооруженного восстания. Что касается мистики, то зависимость от нее реформаторов XVI века представляет собой хорошо известный факт; многое заимствовал из нее также и Мюнцер" (Маркс К., см. Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 7, с. 361). Распространение мистики в ср.-век. Германии отражало специфич. условия социального развития страны. Рост городов и недовольство бюргерства феод. строем, офиц. идеологией к-рого был католицизм, беспрестанные распри между императором и Ватиканом, слабость ортодоксальной христ. традиции в стране, где были еще живы пережитки языч. культов, – все это способствовало расцвету религ.-мистич. исканий. Вместе с тем мистика в Германии была своеобразной формой усвоения античной (неоплатонической) и араб. филос. традиции и в этом смысле также подготовкой гуманистич. философии эпохи Реформации. В противоположность ортодоксальной схоластике, ориентировавшейся на Аристотеля, мистики апеллировали к Платону и Плотину, учение к-рого об эманации устраняло противоположность между природой и богом, открывало путь к пантеизму.
К представителям ранней т.н. "женской мистики" относятся монахиня Хильдегарда Бингенская (1098–1179) – визионерка, записывавшая свои видения, а также занимавшаяся естеств. историей и медициной, и Мехтильда Магдебургская (ок. 1212–83), трактат к-рой "Об истекающем свете божества" ("Das fliessende Licht der Gottheit") окрашен в эротич. тона. В 13 в. мистич. учения все больше становятся идейным знаменем антифеод. движения бегардов и бегинок (Мехтильда была бегинкой). Здесь все решительнее провозглашался разрыв с традиц. ср.-век. мировоззрением, идеалом к-рого было монашеское смирение и выдвигалось требование активного вторжения в жизнь. Человек-тварь христ. религии превращается у мистиков в человека-творца, равного богу, причем это относится ко всем людям, вне различия звания и сословия; добрый человек как таковой имеет качество бога. В основе подобных взглядов лежат протест бюргерства и гор. плебейства против сословного неравенства и феод. господства.
Как это ни парадоксально, но для средневековой мистики в Германии, особенно для Экхарта, учение к-рого было объявлено еретическим, характерно не принижение, а возвеличивание разума. Учение Экхарта было в дальнейшем развито, с одной стороны, в религ.-мистич. направлении доминиканским монахом Сузо, с другой, – Таулером, искавшим путей к богу в мирской деятельности. Через Таулера эти идеи оказали влияние на вождей Реформации и Крестьянской войны, в частности Лютера, проявлявшего большой интерес к мистике, напр. к анонимному произведению мистич. характера, примыкавшему к кругу Таулера, – "Немецкой теологии" ("Ein deutsch Theologia", 1518). Название книги было дано Лютером, впервые издавшем ее. Среди наиболее известных мистич. произведений 15 в. следует назвать "О подражании Христу" ("De imitatione Christi", 1472), к-рое выдержало (вплоть до наст. времени) более 2000 изданий. Авторство этой книги приписывается монаху Фоме Кемпийскому. Мистика не утратила своего значения и в следующий период истории Н. ф. – период гуманизма и Реформации.
Подготовка Реформации происходила также и в сфере светского свободомыслия. Резким насмешливым отношением к католич. церкви и к религии вообще была проникнута поэзия бродячих певцов – вагантов, к-рые пародировали Евангелие, высмеивали Ватикан и духовенство, прославляли радость жизни. К 13 в. восходят идейные истоки знаменитого атеистич. трактата "О трех обманщиках", в к-ром утверждалось, что основатели трех мировых религий – Моисей, Христос и Магомет – были обманщиками.
Философия эпохи гуманизма и Реформации (15–16 вв.)
Новые веяния усиливаются в 15 в. Развитие производит. сил, обострение социальной борьбы, распространение науч. знаний, воздействие культуры итал. Возрождения влияли на судьбы духовной жизни Германии, все явственнее ощущалась потребность в коренных идеологических переменах. На рубеже двух эпох возвышается фигура Николая Кузанского, римско-католич. богослова, но вместе с тем и натурфилософа, звавшего к изучению природы, к практике. Уже при его жизни в Германии все шире развертывалась деятельность писателей-гуманистов, критиковавших схоластику и ср.-век. аскетизм, выступавших против церк. и феод. опеки над личностью, за ее свободное, гармонич. развитие. Нем. гуманистич. мысль развивалась не в придворных кругах (как это было в Италии), а гл. обр. в стенах ун-тов, в среде бюргерства и мелкого рыцарства. На переднем плане стояли проблемы религии и философии, они широко дебатировались в лит-ре, в устных выступлениях, но критика католицизма и социальных порядков не выливалась в программу практич. действий. Творчество нем. гуманистов было глубоко противоречивым. Это характерно как для Агриколы, сочетавшего интерес к антич. культуре с христ. благочестием, так и для Рейхлина, резко выступавшего против церк. обскурантизма, но находившегося в стороне от развернувшейся политич. борьбы. Особняком стоит Гуттен – выразитель интересов мелкого дворянства, участник рыцарского восстания 1522–23.
Начало Реформации, к-рая явилась для Германии своеобразной формой бюргерской революции, положил Лютер. Выступления Лютера против католич. духовенства и рим. папы нашли широкий отклик не только в среде бюргерства и мелкого дворянства, но и в нар. массах, страдавших от феод. гнета. Однако, когда революция стала перерастать в народную, Лютер, первоначально относившийся сочувственно к борьбе крестьян, резко изменил свою политич. ориентацию, объявил всякий бунт "дьявольским", призывал к уничтожению мятежников и подчинению законной власти. В результате Реформации в значит. части Германии образовалась церковь, приспособленная для бурж. развития страны. Большое значение для Н. ф., культуры и нац. самосознания имела реформа лит. нем. языка, осуществленная Лютером. Собств. филос. искания Лютера ограничивались развитием традиций нем. мистики; культура классич. древности оставалась ему глубоко враждебной.
Филос. программу протестантизма сформулировал Меланхтон, направивший гл. свои усилия на соединение гуманизма и Реформации. От него берет начало протестантская неосхоластика, Аристотеля приспосабливали к нуждам лютеранства. Меланхтон в известной мере продолжил схоластич. традицию, дискредитированную развитием мистики. Этот новый перипатетизм укрепился затем и в протестантских учебных заведениях, и в литературе, образовав протестантскую школьную философию 16–17 вв. Впрочем, и католич. схоластика не утратила в это время известного распространения и влияния. Положит. тенденции в пределах схоластики (см. Номинализм), рационализм к-рой противостоял реакц. линии развития мистицизма, были учтены как гуманистами, так и естествоиспытателями и философами-рационалистами 17–18 вв.
Крестьянская война, пламя к-рой в 1524–25 охватило почти всю Германию, выдвинула ряд революц. деятелей и мыслителей, наиболее выдающимся из к-рых был Мюнцер, в богословской форме проповедовавший пантеистич. учение, соприкасавшееся с атеизмом и коммунистич. идеями. К кругу людей, близких Мюнцеру, принадлежал Иоганн Гергот – предполагаемый автор опубликованного в 1527 утопич. соч. "О новом преобразовании христианской жизни", в к-ром провозглашалось требование общности имуществ. Участником нар. восстания был и Парацельс – знаменитый врач и натурфилософ-пантеист. Отзвуки Крестьянской войны слышны в социальной критике С. Франка, мистика-пантеиста, мечтавшего о мире без войн и имуществ. неравенства.
Экономич. и политич. подъем, к-рый переживала Германия в 1-й пол. 16 в., связанное с ним развитие естеств. наук вызвали к жизни светские филос. учения, вплотную приблизившиеся к материализму. Такой характер, в частности, носило учение Георга Агриколы (1494–1555) – основателя горного дела, врача, историка. Но ведущую роль даже в этот период в Н. ф. все же играли учения, так или иначе связанные с традициями мистики. Влияние мистики усилилось после поражения Крестьянской войны. Эту линию нем. филос. развития представляют Агриппа (Неттесхеймский), В. Вейгель, Бёме. Дань мистике, в к-рой усиливались диалектич. тенденции, отдавали даже такие крупные естествоиспытатели, как Кеплер, сыгравший огромную роль в развитии материалистич. представлений о космосе.
Эпоха, в к-рую жили Бёме и Кеплер, – тяжелая пора в истории Германии. Хозяйств. упадок, вызванный перемещением осн. торг. путей из рек и морей Сев. Европы в Атлантич. океан, усугубился Тридцатилетней войной. К окончанию этой войны страна лежала в руинах, обескровленная, разделенная на множество мелких гос-в. Германия в течение длит. времени пребывала в состоянии полного застоя. Лишь к концу 17 в. появляются признаки нового подъема.
Философия эпохи Просвещения (17–18 вв.)
Для Н. ф. 18 в. характерно внедрение идеи историзма, идеи развития, связанной с подъемом естествознания. Накопление множества фактов, произведенное в предшествовавшую эпоху, ставило вопрос об их истолковании, о рассмотрении природы в развитии, во взаимной связи ее элементов. После открытия Ньютоном и Лейбницем дифференциального и интегрального исчислений идеи диалектики стали проникать в наиболее абстрактную из наук – математику. Значительно расширились представления о Вселенной. Кант выдвинул диалектич. гипотезу происхождения солнечной системы. Идея развития рождалась также в недрах биологии. "...Почти одновременно с нападением Канта на учение о вечности солнечной системы, – писал Энгельс, – К. Ф. Вольф произвел в 1759 г. первое нападение на теорию постоянства видов, провозгласив учение об эволюции" ("Диалектика природы", 1964, с. 14–15). В 18 в. идея историзма стала проникать и в обществ. дисциплины. Появляются обобщающие труды по политич. истории, по истории философии. Винкельман положил начало совр. археологии и истории искусств. Однако в целом нем. науч. знание 18 в. оставалось метафизическим, что справедливо даже по отношению к Лейбницу. Соч. Лейбница отмечены гениальными диалектич. идеями, но он в то же время дает метафизич. формулировки о том, что природа не делает скачков и др. X. Вольф явился одним из классич. представителей метафизич. способа мышления в 18 в. с его плоской телеологией, отрицанием противоречия в бытии и мышлении и т.п. Следует отметить, что лейбнице-вольфианской, в основном идеалистич., школе, в особенности воззрениям двух ее крупнейших представителей – Лейбница и Вольфа, были свойственны тенденции механистич. материализма, связанные гл. обр. с естеств.-науч. просветительскими идеями. Вольф и его ученики, считая себя систематизаторами философии Лейбница, догматизировали и вульгаризировали ее.
Философия нем. Просвещения в социально-политич. отношении носила противоречивый характер. Вольфианцы Баумгартен, Мендельсон, Николаи и др. были убеждены, что распространение образования незамедлительно приведет к решению всех острых вопросов современности. Культ разума сочетался у них с преклонением перед христ. верой, к-рой они пытались дать "рациональное" истолкование. Центром вольфианской "популярной философии" был Берлин – столица Пруссии, король к-рой Фридрих II любил принимать позу "философа на троне".
Деспот-вольнодумец, враждовавший с папой и дважды отлученный от церкви, являл собой колоритнейшую фигуру эпохи: он насаждал просвещение, но жесточайшим образом карал своих политич. противников и еретиков из гор. низов. Одна из папских энциклик утверждала, что Фридрих II признавал лишь то, что можно объяснить с помощью здравого смысла и законов природы.
Наряду с лейбнице-вольфианским идеализмом и идеалистич. концепциями Гамана и Якоби, развивавшихся в русле теории непосредственного знания, в нем. Просвещении существовали материалистич. и атеистич. направления, иногда связанные с нар. протестом против социального гнета, более или менее враждебные офиц. церк. догме. Идейным источником этих оппозиц. учений была пантеистич. традиция и стоящая с ней в связи материалистич. философия Спинозы, начавшая интенсивно проникать в Германию уже в конце 17 в. Чирнгаузен, Штош, Лау, Эдельман и др. вошли в плеяду первых нем. спинозистов. Сторонником спинозизма стал в последние годы своей жизни и Лессинг. Распространение спинозистских материалистич. идей встречало в Германии сопротивление как со стороны откровенной идейной реакции, так и со стороны умеренного идеалистич. крыла Просвещения. Спинозистские книги сжигали, их авторов подвергали преследованиям. Поэтому Лессинг скрывал свои симпатии к голл. материалисту. О них стало известно лишь после смерти философа. В печати по этому поводу разгорелась оживленная дискуссия, к-рая затем переросла в полемику по ряду важнейших филос. проблем. Это был знаменитый "спор о пантеизме" (или "спор о Спинозе"). В ходе дискуссии с защитой учения Спинозы выступил Гердер, отстаивавший пантеистич. т. зр. и пытавшийся соединить взгляды голл. материалиста с христианством. Пантеистич. характер нем. материализма явился одной из национальных особенностей Н. ф. 17–18 вв. В течение длит. времени в нем. пантеизме переплетались (и подчас в одних и тех же учениях) две тенденции – натуралистическая, растворявшая бога в природе, и спиритуалистическая, растворявшая природу в боге. Размежевание точек зрения внутри пантеизма произошло лишь в конце 18 в. Если Гердер еще колебался между идеализмом и материализмом, то Гёте явно тяготел, а Форстер окончательно склонялся к материализму.
Характерной особенностью и сильной стороной нем. материализма были попытки преодолеть механистич. мировоззрение. Механистич. направление в Н. ф. оформилось к 70-м гг. 18 в. в медицине и психологии (Вейкард; Михаэль Хисман, 1752–84). Механицизм подвергался критике со стороны Гердера, Кнебеля, Гёте. Оставаясь в целом метафизическим, нем. материализм 18 в. в лице своих лучших представителей выходил за пределы механицизма, ставил во главу угла проблему органич. материи. Специфику жизни нельзя понять исходя из законов механики, но столь же ошибочен взгляд о существовании особой "жизненной силы". В работах Гердера, Гёте, Кнебеля высказывались догадки о естеств. возникновении жизни, об эволюции живых существ. Принципы органической структуры распространялись на всю действительность, к-рая представлялась не скоплением отдельных предметов, а единым взаимосвязанным целым.
Против механицизма выступали также сторонники теории непосредств. знания – Гаман и Якоби. Их иррационалистич. философия преследовала цель укрепления позиций лютеранского богословия, однако критика плоского рационализма в известной мере способствовала дальнейшему развитию диалектики. Это развитие обусловливали и те процессы, к-рые происходили в сфере социальной борьбы. Германия еще не созрела для революции, передовые идеи приходили сюда из-за границы, но все же в умах происходило брожение. Ярче всего оно проявлялось в искусстве и литературе, в философии.
Другой характерной чертой нем. материализма эпохи Просвещения было осторожное обращение с религией, иногда даже использование религ. форм и терминологии. В этом отразилась неразвитость обществ. отношений в Германии; идеологич. борьба не достигла там остроты, характерной для более развитых европ. стран, и не привела к отчетливой поляризации социальных сил. Борьба за просвещение, против ортодоксального христианства проходила под лозунгами веротерпимости, создания улучшенной религии. Реже появлялись здесь открытые, более последоват. формы атеизма. Первые известные нам антирелиг. выступления в Германии связаны с деятельностью М. Кнутцена. Ряд анонимных атеистич. трактатов относится к началу и сер. 18 в. Получает распространение упомянутый уже лат. трактат "О трех обманщиках", авторство к-рого приписывалось Фридриху II. В защиту атеизма выступил Шульц, боевые антирелиг. памфлеты принадлежат перу Кноблауха. В целом, однако, нем. филос.-атеистич. публицистика уступала по своему объему, остроте, влиянию соответствующей франц. лит-ре 18 в. Сильной стороной нем. атеизма 18 в., получившей развитие в доследующую эпоху, была попытка преодолеть господствовавший среди просветителей взгляд на происхождение религии как на результат обмана, а следовательно, как на своего рода случайность.
Нем. деизм, отошедший от ортодоксии, но не примкнувший к атеизму, создал популярную в то время теорию "естественной религии", якобы связанной с внутр. сущностью человека (Реймарус). Согласно этой теории, все господствующие офиц. верования дают ложное представление о боге. Истинная религия имеет своей основой разум, человек по своей природе разумен и религиозен. Теория "естественной религии", представлявшая собой робкий протест против христианства, перекочевав в атеистич. учения, обернулась постулатом о естественно необходимом характере возникновения и исчезновения религ. верований. Религия необходимо возникла и столь же необходимо должна умереть (Кнебель).
В 70-х гг. 18 в. значит. часть передовой интеллигенции Германии захватило широкое просветительское движение – движение "Бури и натиска". Отвергая нек-рые принципы ранних просветителей (напр., культ рассудочного мышления), "штюрмеры" решительно выступали за идеалы Просвещения, за свободу личности, против феод. мелкодержавья и деспотизма. Как и Просвещение в целом, движение "Бури и натиска" было неоднородным и противоречивым. Ре-волюц. настроения сочетались здесь с политич. индифферентностью, симпатии к народу с крайним индивидуализмом, критич. отношение к религии с христ. экзальтацией. К демократич. крылу "Бури и натиска" принадлежали Гердер, Гёте, Форстер и др., к консервативному – Гаман, Якоби, Лафатер.
Неизбежно наступившее размежевание усилилось под влиянием революции во Франции. Ее начало было восторженно встречено многими, но дальнейшее развитие революц. событий оттолкнуло тех, кто придерживался умеренных взглядов. Лишь немногие "немецкие якобинцы" поддерживали франц. революцию на всех ее этапах и боролись за осуществление ее принципов на родной земле (Форстер). У наиболее передовых мыслителей рождались идеи утопич. социализма (Эйнзидель, К. Фрелих, Уигенхаген). В течение того же хронологич. периода, в к-рый развивалась философия нем. Просвещения, возникла и нем. классич. философия.
А. Гулыга. Москва.
Классическая философия (2-я пол. 18 – 1-я пол. 19 вв.)
Историч. значение нем. классич. философии. Нем. классич. философия представляет собой высшее достижение бурж. филос. мысли не только в Германии, но и в междунар. масштабе; после нее развитие бурж. философии шло уже по нисходящей линии. Гл. представителями нем. классич. философии являлись Кант, Фихте, Шеллинг и Гегель – создатели нем. классич. идеализма, и Фейербах – крупнейший представитель материализма в нем. классич. философии. Непреходящей историч. заслугой нем. классич. идеализма является систематич. разработка (правда, с ложных, идеалистич. позиций) диалектики. Именно это обстоятельство, а также критика и преодоление идеализма Фейербахом и разработка им материализма, сделали нем. классич. философию одним из теоретич. источников философии марксизма (см. Ф. Энгельс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 323; В. И. Ленин, Три источника и три составные части марксизма, в кн.: Соч., т. 19, с. 3–8). Гуманистич. идеи социального прогресса и свободы, содержавшиеся в нем. классич. философии, были также восприняты, критически переработаны и развиты основоположниками науч. коммунизма.
Историч. корни нем. классич. философии. Осн. линии ее развития. Нем. классич. философия – идеология исторически прогрессивной для своего времени нем. буржуазии. Она отражала как своеобразные условия развития капитализма в Германии конца 18 и нач. 19 вв., так и крупнейшие социально-экономич. сдвиги, происшедшие в это время в более развитых странах Европы. Междунар. условиями формирования нем. классич. философии был процесс ломки обществ. отношений феод. общества, к-рый совершился в сравнительно короткий историч. период и выявил революц. диалектич. характер обществ. развития. Особенности положения Германии, наложившие свой отпечаток на развитие нем. классич. философии, состояли в том, что тогдашняя Германия, в отличие от Англии и Франции, все еще оставалась феодально-раздробленной страной, что препятствовало экономич. и культурному развитию нем. народа. В нем. гос-вах господствовал религ. обскурантизм, провинциальная ограниченность. Буржуазия не была объединена в масштабе всей страны, не составляла единого класса, способного по-революционному бороться против феодализма, а потому ее протест был половинчатым, робким, особенно по сравнению с выступлениями идеологов франц. революции. Эти особенности развития Германии привели к тому, что Н. ф. отражала социально-экономич. сдвиги своего времени в умозрительной, спекулятивной, идеалистич. форме. Однако, как и во Франции 18 в., в Германии конца 18 – нач. 19 вв. политич. революции предшествовала революция философская. Гл. деятелями этой филос. революции в Германии и были классики нем. философии. Вот почему совершенно несостоятельна оценка И. В. Сталиным нем. классич. идеализма как аристократич. реакции на франц. бурж. революцию.
Теоретич. источниками Н. ф. была как нац. филос. традиция, прежде всего диалектическая (мистика, Лейбниц и др.), так и все крупнейшие достижения предшествующего филос. развития человечества, начиная с древности, в особенности рационализм Декарта и Спинозы, философия англ. и франц. Просвещения 17–18 вв. Теоретич. источником нем. классич. философии было и естествознание конца 18 – нач. 19 вв. На формирование нем. классич. философии, в особенности на гегелевскую систему, известное влияние оказала и англ. политич. экономия.
Нем. классич. философия не представляла собой единого направления. Кант был дуалистом, Фихте – субъективным, а Шеллинг и Гегель – объективными идеалистами, Фейербах – материалистом. Тем не менее классиков нем. философии от Канта до Гегеля объединяет линия преемственности. Стержневой линией развития нем. классической философии было исследование форм всеобщности, к-рые у Канта и Фихте рассматривались лишь как формы, присущие человеч. мышлению, а в дальнейшем (у Шеллинга и особенно у Гегеля) как формы самой действительности; последняя, однако, понималась как духовная реальность, разум, развивающийся путем самоотрицания во всем многообразии явлений универсум. Т.о., нем. классич. идеализм выдвинул в качестве осн. филос. проблемы проблему диалектич. тождества мышления и бытия, исследуя с этой т. зр. отношение субъекта и объекта, теоретич. формы мышления, философской категории.
Развитие диалектики в нем. к л а с с и ч . и д е а л и з м е. Исследование форм всеобщности находилось в центре внимания родоначальника нем. классич. философии Канта.
Осн. вопросом "Критики чистого разума" Канта был вопрос: как возможны в математике, естествознании, философии теоретич. положения, имеющие всеобщее и необходимое значение. Эти положения, как показал уже Юм, не могут быть результатом индукции, к-рая не способна придать теоретич. выводам необходимой всеобщности. Юм сделал вывод, что всякое утверждение относительно всеобщности или необходимости чего бы то ни было есть не более чем верование. Кант отверг этот вывод, противопоставив ему положение, согласно к-рому всеобщность и необходимость положений науки и философии не зависят ни от произвола познающего субъекта, ни от опыта. Всеобщность и необходимость сообщаются знанию априорными, всеобщими и необходимыми формами чувственности и рассудка. Это учение неизбежно привело к агностицизму, поскольку формы, присущие познающему субъекту и служащие ему для синтеза чувств. данных, не могут быть отнесены к объективной реальности, существующей независимо от человеч. чувственности и рассудка; эту объективную реальность Кант обозначил как непознаваемую "вещь в себе". Нек-рые предшественники Канта (напр., Лейбниц) признавали наличие в нашем познании априорных истин, однако они полагали, что априорное, будучи независимым от опыта, необходимо не для познания чувственно данного, а для постижения сверхопытного, трансцендентного. Кант решительно выступил против этой концепции, доказывая несостоятельность любых претензий на сверхопытное знание, невозможность теоретич. обоснования бытия бога, бессмертия души. Априорное, т.е. всеобщее и необходимое в нашем знании, применимо, с его т. зр., лишь для синтеза чувств. данных. Априорными формами чувственности являются, по Канту, пространство и время, а априорными категориями рассудка – двенадцать категорий, к-рые Кант выводил из анализа четырех формальнологич. групп суждений. Анализируя каждую группу категорий (количества, качества, отношения и модальности), Кант отмечал характерное для них диалектич. единство триадич. типа. Однако он не шел дальше этой констатации в анализе взаимоотношений категорий и не показывал их взаимопереходов, движения. Т.о., кантовская система категорий носила в основном метафизич. характер.
В связи с анализом априорных форм мышления Кант ставил вопрос о необходимости создания новой, трансцендентальной логики, отличающейся от обычной, формальной логики, чем положил начало развитию диалектической логики.
Кант развил и усугубил имевшееся в прежней философии разграничение рассудка и разума. Если рассудок ограничивается категориальным синтезом чувств. данных, то разум по самой своей природе стремится к тому, чтобы выйти за пределы опыта и постигнуть абсолютное. Это стремление также должно быть предметом изучения трансцендентальной логики, а именно трансцендентальной диалектики. Диалектику Кант усматривал в противоречивом характере умозаключений разума, в противоречиях, присущих его осн. априорным идеям: психологической (идее души), космологической (идее мира как целого), теологической (идее бога). Поскольку все эти идеи не могли быть обоснованы опытом и выражают фатальное стремление разума постигнуть непостижимое, постольку разум неизбежно впадает в заблуждения (противоречия), пытаясь доказать реальность этих идей. Учение о диалектике разума приводит, т.о., к выводу о неизбежности его заблуждений. Однако рациональным в трансцендентальной диалектике Канта являлась мысль о противоречивости разума (см. Антиномия), мысль, к-рая выводит за пределы формальнологич. представления о том, что источником противоречий в мышлении является несоблюдение правил логики.
Идеи разума – идеалы знания, к-рые направляют весь познават. процесс независимо от какого бы то ни было опыта. Неспособность теоретич. разума обосновать эти идеи не является, с т. зр. Канта, основанием для отказа от них. Эти идеи, согласно Канту, могут быть обоснованы практич. разумом как необходимые постулаты нашего нравств. поведения. В "Критике практического разума" Кант обосновывал учение о примате практич. разума над теоретическим. Несмотря на крайне узкое понимание практич. разума (лишь как нравств. деятельности), это учение содержало в себе зародыш глубокой диалектич. постановки вопроса о том, что практич. деятельность образует основу теоретич. познания. То, что не может быть установлено одним лишь теоретич. путем, утверждается практич. разумом, деятельностью, к-рая содержанием своим подтверждает предпосылки, из к-рых она исходит.
Учение Канта уже в конце 18 в. вызвало оживленную филос. дискуссию в Германии.
Кантианство подвергалось критике. Сторонник Канта Рейнгольд пытался конкретизировать кантовское учение о чувств. представлениях с целью смягчить агностицизм и субъективизм, неизбежно вытекающие из учения Канта о чувственно невоспринимаемой "вещи в себе" и априорных формах чувств. восприятия. Якоби показал противоречивость кантовского понятия о "вещи в себе", невозможность с позиций кантовской философии доказать существование внешнего мира. В противовес Канту Якоби пытался обосновать теорию непосредств. знания. В том же духе подверг критике философию Канта Гаман. Шульце отверг учение Канта о "вещи в себе" и пытался возродить филос. скептицизм в духе Юма и его предшественников (см. В. И. Ленин, Соч., т. 14, с. 184). С субъективно-идеалистич. позиций, родственных берклеанству, подвергал Канта критике и Маймон.
Все эти мыслители, критикуя философию Канта, не замечали, однако, важнейших поставленных ею проблем. Эти проблемы стали в центре внимания Фихте. Фихте также отверг кантовскую "вещь в себе", доказывая, что все то, что не есть Я (не-Я, по терминологии Фихте), должно быть выведено, доказано, исходя из абс. Я, тождественного в своей основе у всех людей (эмпирич. Я). Фихтевское абс. Я представляет собой по-новому истолкованное кантовское трансцендентальное единство самосознания (апперцепции), к-рое понимается не только как теоретическое, но прежде всего как практич. деятельность, творчество. Т.о., Фихте развил учение Канта о примате практич. разума над теоретическим и, отбросив кантовский дуализм, полностью перейдя на позиции субъективного идеализма, приписал общечеловеч. Я (бытующему в каждом отдельном человеке) абс. мощь. Последняя, однако, рассматривалась не как нечто непосредственно данное, а как развивающаяся мощь человечества, к-рое создает, формирует, осознает самое себя и всю окружающую действительность. В этой связи Фихте стремился раскрыть диалектику субъекта и объекта, сознательного и бессознательного, роль практики в познании, единство теоретического и практического, личного и общественного (эмпирического и абс. Я). Выводя категории из развития сознания, из диалектич. взаимодействия Я и не-Я, Фихте рассматривал как движущую силу познания и деятельности людей то противоречие, к-рое у Канта является фатальным заблуждением человеч. разума.
Противоположности, учил Фихте, относительны, тезис превращается в антитезис, а синтез представляет собой разрешение противоречия. Однако диалектика Фихте носила субъективно-идеалистич. характер, выводилась из анализа самодеятельности абс. Я и его отношения к им же полагаемому не-Я, а потому фихтевское абс. Я представляет собой, как указывал Маркс, "...метафизически переряженный д у х в его о т о р в а н н о с т и от природы..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 2, с. 154). Проблемы объективной диалектики природы оказались вне поля зрения мыслителя.
Этот, неразрывно связанный с субъективным идеализмом, порок фихтеанства пытался преодолеть Шеллинг, к-рый, начав свою деятельность как последователь Фихте, в дальнейшем перешел на позиции объективного идеализма. Уже в натурфилос. период своего развития Шеллинг проводил диалектич. идею полярности. Диалектической была методология его трансцендентального идеализма и философии тождества, согласно к-рой ни объект, ни субъект не могут быть приняты за исходное в философии, т.к. различие между тем и другим является производным, возникшим в ходе развития первоначала, к-рое, не будучи ни субъектом, ни объектом, должно быть понято как их абс. тождество, или бессознательное. Идея бессознательного творч. начала была в известной мере подсказана Шеллингу философией Канта, согласно к-рой предметы опыта, поскольку они по своей форме представляют собой результат категориального синтеза, создаются бессознат. продуктивной силой воображения. Учение Канта о продуктивной силе воображения и было воспринято Фихте, к-рый с помощью этого учения пытался объяснить тот очевидный факт, что Я рассматривает окружающее (не-Я) как независимую от него, объективную реальность. Это происходит, согласно Фихте, потому, что Я бессознательно творит окружающее и лишь post factum осознает эту свою деятельность. Учение о продуктивной силе воображения необходимо было Канту и Фихте также для объяснения процесса познания: образы, создаваемые рассудком (напр., эмпирич. понятия дерева, собаки и т.д.), невозможны без репродуктивной деятельности воображения, схватывающей в понятии целое до того, как познаны его составляющие элементы. Шеллинг в данном случае полностью опирался на своих предшественников. Абс. тождество субъекта и объекта есть в сущности та же продуктивная сила воображения, изображаемая, однако, не как человеч. способность, а как сущность самой природы, получающая свое высшее выражение в человеке. По учению Шеллинга, лишенное сознания абс. тождество обладает, однако, бессознат. хотением, побуждающим его к саморазвитию, высшим результатом к-рого является человеч. интеллект. Т.о., фихтевское абс. Я оказывается не исходным пунктом, а результатом космич. духовного процесса, в к-ром бессознательное раздваивается на противоположности и, развиваясь на основе диалектич. противоречий, становится сознанием, разумом. Многообразие явлений природы образует, по Шеллингу, иерархич. ступени развития, идущего от абс. тождества к человеч. интеллекту. Однако не противоречие, не борьба противоположностей представляются Шеллингу источником, движущей силой развития, а бессознат. стремление мирового духа возвыситься до мыслящего существа. Противоречию предшествует тождество, тождество же увенчивает развитие противоречий. Развитие истолковывается телеологически.
Если в философии Канта и Фихте проблемы категорий, трансцендентальной логики, обоснования теоретич. знания занимали важное место, то у Шеллинга, вследствие выдвижения на первый план бессознательного, эти вопросы отходят на второй план. В шеллингианской концепции бессознательного с самого начала содержались иррационалистич. мотивы, к-рые стали господствующими в более поздний период, когда Шеллинг перешел на позиции феод.-романтич. реакции. В это время Шеллинг начал проповедовать философию откровения, непосредственно базирующуюся на христ. вероучении, становится мистиком, отрицает положит. значение философии, не основывающейся на религ. вере. Но натурфилософия раннего Шеллинга сыграла определенную прогрессивную роль, поскольку в ней была сделана попытка создания диалектич. "системы природы".
Величайшим представителем нем. классич. философии является Гегель. "Свое завершение... новейшая немецкая философия, – как писал Энгельс, – нашла в системе Гегеля..." (там же, т. 20, с. 23). Гегель развил, хотя и на идеалистич. основе, всестороннее учение о законах и категориях диалектики, впервые создал систему логики диалектической. Гегель подверг глубокой критике агностицизм и субъективизм Канта, подчеркнув вместе с тем, что философия Канта составляет основу и исходный пункт новейшей немецкой философии. Учению Канта о "вещи в себе" Гегель противопоставил диалектич. положение: сущность является, явление существенно. Отвергая кантовский априоризм, Гегель рассматривал всеобщность и необходимость как неразрывно связанные друг с другом объективные определения самой действительности. Категории, к-рые представлялись Канту субъективными формами рассудочного синтеза чувств. данных, Гегель рассматривал как объективные формы самой действительности. Последняя истолковывалась как мировой разум, как объективно существующее, как субстанциальное мышление. Т.о., для Гегеля, как и для Канта, философия представляет собой учение о разуме, с той, однако, существенной разницей, что у Гегеля речь идет об абс. разуме, образующем, согласно его учению, основу, внутр. содержание, движущую силу всего существующего. Гегель, следовательно, преодолевал субъективизм Канта на идеалистич. лад, т.е. путем онтологизации разума и приписываемых ему Кантом априорных форм мышления. С т. зр. Гегеля, не только содержание, но и формы мышления объективны. В этих идеалистич. утверждениях содержалась, как отмечал Ленин, глубокая диалектич. догадка относительно природы логич. форм мышления: они отражают объективную реальность, объективные отношения вещей. Т.о., логика превращалась в онтологию, включающую в себя не только субъективные формы мысли и категории, применяемые в процессе познания, но и такие понятия, как бытие, качество, количество, жизнь, практика и т.д. Ленин отмечал гениальность этой постановки вопроса, в к-рой, правда, на идеалистич. лад, сформулировано важное положение о принципиальном совпадении диалектики, логики и теории познания.
Гегель подверг также глубокой критике филос. учения Фихте и Шеллинга. Показав несостоятельность фихтевского субъективного идеализма, Гегель вместе с тем включил в свою систему абс. субъект Фихте, к-рый, однако, рассматривался им как осн. определение "абс. идеи". Субстанция, говорил Гегель, должна быть понята как субъект, т.е. как активное творческое, развивающееся начало. Фихтевский субъективизм был, т.о., преобразован в объективно-идеалистич. учение о саморазвитии универсума.
Гегель отверг шеллинговское понятие абс. тождества как антидиалектическое, противопоставив ему понятие диалектич. тождества бытия и мышления, тождества, к-рое заключает в себе внутр. различие между субъектом и объектом. Мышление есть субъект, но оно же есть и объект, т.е. не только мыслящее, но и мыслимое, в силу чего логика есть мышление о мышлении. В этой идеалистически мистифицированной постановке вопроса содержалось "рациональное зерно": диалектич. логика, действительно, призвана исследовать многообразные формы мышления в их многообразных связях с содержанием, объективной действительностью. Однако все эти вопросы излагались в спекулятивной идеалистич. форме, искажающей их действит. содержание: речь шла о движении мысли, логич. переходах, а не о реальной действительности. Следствием этого оказывалась мистификация (а иной раз и прямое отрицание) реального процесса развития. Вопреки своему методу, но в согласии со своей системой, Гегель ставил предел развитию, поскольку "абс. идея" постигает самое себя и процесс завершается абс. знанием. Противоречие между методом и системой, пронизывая все учение Гегеля, неизбежно приводило к извращению диалектики.
Гегелем завершается история диалектики в нем. классич. философии. Идеалистич. характер этой формы диалектики объясняется, во-первых, тем, что тогдашний уровень естествознания и обществ. наук, уже толкавших философию на путь разработки диалектики, еще не давал возможности строить ее на науч. базе и обусловил развитие натурфилософии, заполнявшей фантазией то, чего не установила наука. Во-вторых, решающее значение имели здесь социально-экономич. причины – неспособность буржуазии, идеологией к-рой была нем. классич. философия, к науч. пониманию диалектики, влекущему за собой последовательно-революц. выводы, несовместимые с бурж. идеологией вообще и идеологией нереволюц. буржуазии в особенности.
Филос.-историч. концепции нем. классич. идеализма. Осн. идеей филос.-историч. концепций классиков нем. идеализма является идея постепенного, поступат. развития, осуществления правового строя, понятие к-рого представляет собой идеалистически истолкованное, идеализируемое содержание бурж.-демократич. преобразований, о к-рых мечтала нем. буржуазия. Таково учение Канта о республике. Однако, по Канту, гармония между человеч. поступками и воздаянием возможна лишь в потусторонней жизни людей, существование к-рой не может быть доказано, но представляет собой, согласно Канту, необходимый постулат нравств. сознания. " К а н т успокоился, – писали Маркс и Энгельс, – на одной лишь "доброй воле", даже если она остаётся совершенно безрезультатной, и перенёс осуществление этой доброй воли, гармонию между ней и потребностями и влечениями индивидов, в п о т у с т о р о н н и й мир. Эта добрая воля Канта вполне соответствует бессилию, придавленности и убожеству немецких бюргеров..." (Соч., 2 изд., т. 3, с. 182).
В рамках этой идеалистич. концепции Кант развивал учение об априорной природе права, важнейшим выражением к-рого является право приобретения, т.е. право частной собственности. Кант рассматривал гос-во как необходимое выражение коллективной воли граждан, а развитие гос-ва как поступат. реализацию принципа общего блага. Гражданские, бурж.-демократич. свободы также представляют собой, согласно его учению, априорные определения человеч. сущности, осуществляющиеся в ходе развития общества путем преодоления противоречий между существующим и должным.
Фихте был непосредств. продолжателем филос.-историч. учения Канта. Он считал общество "целесообразной общностью", всесторонним взаимодействием между различными индивидами – "взаимодействием посредством свободы". Свобода же есть подчинение членов общества законам, к-рые они сами для себя установили. Частная собственность рассматривалась как необходимое выражение свободы. Поэтому Фихте не мог равнодушно относиться к нищете трудящихся, лишенных частной собственности. В этом сказываются бурж.-демократич. иллюзии Фихте, непонимание того, что частная собственность является орудием эксплуатации. Главное, что стремился доказать Фихте, это то, что человек не может жить вне общества, что свобода вне общества невозможна, что цель общества – свобода каждого индивида, усовершенствование человеч. рода, благодаря к-рому, правда, через "мириады лет", станут излишними все гос. образования. Это и будет царством разума, или царством свободы. "До тех пор пока не наступит это время, – писал он, – мы в общем даже не настоящие люди" ("О назначении ученого", [М. ], 1935, с. 76). Нек-рые бурж. ученые и социал-демократич. теоретики изображают философию Фихте как социалистич. учение. Но для этого нет никаких оснований, поскольку Фихте лишь идеализировал будущие последствия уничтожения феод. строя и, подобно Канту, считал полностью неосуществимым идеал правового строя.
Молодой Шеллинг рассматривал правовой строй как необходимо вытекающий из природы человеч. самосознания и как необходимое выражение человеч. свободы, к-рая образует сущность человека и реализует себя через самоограничения, вытекающие из интересов общего блага. Наиболее ценным в этих воззрениях раннего Шеллинга является критика феод. деспотизма, "...при котором владыками являются не закон, а воля устроителя и деспотизм..." ("Система трансцендентального идеализма", [Л. ], 1936, с. 331).
Наконец, Гегель в своей философии истории подытожил учение своих предшественников и пытался преодолеть характерное для них противоречие между должным и сущим. С т. зр. Гегеля, идеалы носят не априорный, а историч. характер, представляют собой необходимые и вполне осуществляющиеся ступени развития "абс. духа", воплощающегося в человечестве. Всемирная история есть прогресс в сознании свободы, что представляет собой вместе с тем и действит. развитие свободы, к-рая составляет, по Гегелю, субстанцию духа. Всю мировую историю Гегель разделял на три осн. эпохи: восточную, античную и германскую, считая, что свобода уже достигнута герм. народами и прежде всего немцами. Гегель обеднял даже бурж.-демократич. понимание свободы, сведя ее к ликвидации крепостного права, установлению свободы совести, ограничению монархии конституцией. Конституц. монархию Гегель рассматривал как высшее воплощение "абсолютного духа", фактически завершающее собой весь социальный прогресс. Философия истории Гегеля абсолютизирует гос-во, к-рое характеризуется как "земнобожественное существо", "шествие бога по земле". Такое понимание гос-ва было направлено против феод. произвола мелких нем. князьков. Вместе с тем оно противостояло идее революц. преобразования феод. Германии. Столь же реакц. чертой философии истории Гегеля является возвеличение герм. народов, в особенности немцев, и связанное с ним националистически пренебрежит. отношение к народам Востока, к-рые изображаются Гегелем как якобы не имеющие будущего, навсегда остановившиеся в своем развитии. Все эти реакц. выводы свидетельствуют о стремлении Гегеля к компромиссу с господствующими феод. силами и придают всей его философии истории черты политич. консерватизма.
В целом филос.-историч. учения классиков нем. идеализма представляют собой весьма важную, в основном прогрессивную, ступень в развитии домарксистской философии истории. Наиболее ценное в них: идеи всемирной истории, закономерности обществ. развития, историч. прогресса.
Гуманистические идеи нем. классич. идеализма были отброшены впоследствии бурж. философами, к-рые встали на путь иррационалистич. истолкования обществ.-историч. процесса, вполне соответствующего интересам империалистич. буржуазии.
Разложение гегелевской школы. Антропологич. материализм Ф е й е р б а х а. Назревание бурж.-демократич. революции в Германии привело в 30-х гг. к разложению гегелевской школы; теоретич. предпосылкой этого процесса было противоречие между системой и методом, между консервативной и прогрессивной сторонами учения Гегеля. Правые представители школы Гегеля поставили в центре своих исследований гегелевское учение о гос-ве и религии, левые – пытались делать из философии Гегеля атеистич. и революц. выводы (см. Гегельянство).
Фейербах, примыкавший в начале своей деятельности к младогегельянцам, в 1839 перешел на позиции материализма и с этих позиций подверг критике философию Гегеля, к-рую рассматривал как спекулятивную теологию. Отвергая гегелевское учение о субстанциональности мышления, Фейербах противопоставил ему антропологич. материализм, рассматривающий мышление как человеч. способность, неразрывно связанную с чувств. отражением внешнего, материального мира, с чувственной, эмоц. жизнью человека вообще. В философии Фейербаха человек рассматривался как высшее выражение природы, воплощающее в себе ее многообразные сущностные силы, как существо, неотделимое от природы. Однако единство человека и природы, так же как и многообразие, многосторонность жизни индивида, Фейербах истолковывал натуралистически. Хотя он и подчеркивал обществ. природу человека, он выводил ее из родовой общности, биологич. единства человеч. рода, половых отношений и связанных с ними отношений между мужчиной и женщиной, родителями и детьми и т.д. Антропологич. материализм Фейербаха представлял собой новую историч. форму метафизич. материализма, в известной мере свободную от механистич. ограниченности материализма 18 в., поскольку Фейербах стремился раскрыть качественное (антропологич.) отличие человека от др. живых существ. Диалектика Гегеля не была воспринята Фейербахом, к-рый не сумел отделить ее от спекулятивного идеализма. Однако диалектич. догадки все же не были чужды Фейербаху. Антропологич. принцип Фейербаха содержал в себе также зародыши материалистич. понимания обществ. явлений, в особенности религии, критика к-рой составляла важнейшее содержание учения этого мыслителя и его выдающуюся историч. заслугу в истории обществ. мысли. Борьбу против религии Фейербах считал важнейшей задачей философии: именно в религии видел он осн. форму духовного порабощения и нравств. принижения человеч. личности. В отличие от франц. материалистов 18 в., Фейербах не сводил причины существования религии к невежеству и обману, а стремился показать, что в религ. образах искаженно отражается человеч. жизнь. Т.о., религия, по учению Фейербаха, есть отчужденное самосознание, отчужденное выражение человеч. сущности, к-рая, однако, понимается не как совокупность обществ. отношений, а как чувств. и интеллектуальная жизнь вообще. Однако Фейербах не видел социальных, исторически преходящих корней религии. Поэтому, обосновывая атеизм, он вместе с тем пытался создать новую религию без бога, "гуманистическую" религию, обоготворяющую человека. Эта "богостроительская" черта философии Фейербаха характеризует непоследовательность его атеизма.
Фейербах – крупнейший представитель домарксовского материализма в Германии. Историч. значение его философии заключалось, прежде всего, в том, что он подверг основат. критике философию Гегеля и идеалистич. спекуляцию вообще. То обстоятельство, что он не смог материалистически переработать диалектику Гегеля, было неизбежно в силу бурж. ограниченности этого мыслителя. Диалектика в ее рациональном, т.е. материалистич. виде, как указывал Маркс, принципиально несовместима с бурж. идеологией даже в ее наиболее прогрессивной форме. Фейербах был идеологом бурж.-демократич. революции в Германии. Его философия завершила развитие нем. классич. философии, его материализм послужил отправным пунктом дальнейшего развития филос. мысли. Этим объясняется то влияние, к-рое философия Фейербаха (как и философия Гегеля) оказала на Маркса и Энгельса в период формирования их взглядов.
Великое историч. значение нем. классич. философии, ее выдающаяся роль в истории философии заключается в том, что она стала одним из идейных источников марксистской философии, созревшей в 40-х гг. 19 в. (изложению ее истории в Германии посвящен спец. раздел настоящей статьи).
Т. Ойзерман. Москва.
Бурж. философия и социология 2-й пол. 19–20 вв.
Поражение бурж.-демократич. революции 1848–49 привело к глубоким изменениям в бурж. Н. ф. С сер. 19 в. в Н. ф. воцарился "скудоумный эклектизм" (см. Ф. Энгельс, в кн.: Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 21, с. 317) и наступила, по признанию Риккерта, "эпоха философского малодушия...", когда была "сломлена отвага познавания..." (см. "Границы естественно-научного образования понятий", СПБ, 1903, с. 15, 16). Н. ф. дробится на различные эпигонские школы. Пессимизм, агностицизм и иррационализм овладевают сознанием бурж. философов. В канун империалистич. эпохи эти веяния в Н. ф. оказывают сильное влияние на филос. мысль в Австрии и немецкоязычной части Швейцарии.
В бурж. Н. ф. предимпериалистич. и империалистич. периодов можно выделить четыре осн. направления:
1) метафизически-материалистическое;
2) агностически-позитивистское;
3) волюнтаристски-иррационалистическое и
4) объективно-идеалистическое (религиозное). Отдельно следует характеризовать социологию этого периода и всю бурж. Н. ф. в период после окончания второй мировой войны.
М е т а ф и з и ч е с к и - м а т е р и а л и с т и ч. мысль, далекая от диалектики и материалистич. понимания истории и в основном связанная с развитием естеств.-науч. теорий, не играла существ. роли в определении общей картины Н. ф. 19 в. Представители этого течения нередко колебались между бурж.-просветит. атеизмом и агностицизмом полупозитивистского толка. Однако нельзя отрицать заслуги, к-рая принадлежит вульгарному материализму, появившемуся в сер. 19 в. как реакция на крушение великих идеалистич. систем и как выражение заинтересованности нем. буржуазии в естеств.-науч. знании, в пропаганде этих знаний и в борьбе с религией. Вульгарные материалисты – Бюхнер, Фохт и Молешотт – понимали объективную обусловленность сознания в духе физиологич. антропологизма. Становлению этой философии способствовало разложение классич. формы антропологич. материализма Фейербаха. Вульгарный материализм, стиравший различие между философией и частными науками, в конце концов растворился в позитивизме.
Материалистич. линия в Н. ф. 2-й пол. 19 в. в значит. мере поддерживалась традициями, шедшими от А. Гумбольдта (1769–1859), автора "Космоса" ("Kosmos", Bd 1–5, Stuttg. – Tubingen, 1845–62), в к-ром содержались значит. элементы диалектики в связи с трактовкой Вселенной как гармонич. системы, находящейся в развитии. С именем Гумбольдта Энгельс связывал появление одной из диалектич. "брешей" в метафизич. миропонимании (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Соч., 2 изд., т. 20, с. 510). Пафос всеобщего единства природы приобретал у Гумбольдта поэтич. характер, утверждая также гуманно-нравств. взгляд на мир. Своеобразную поэтич. картину мира, близкую материализму, но затем перетолкованную в духе телеологич. панпсихизма, набросал в "Новом изложении сенсуализма" ("Neue Darstellung des Sensualismus", Lpz., 1855) Г. Чольбе (1819–73), к-рый рассматривал всю духовную жизнь как продукт ощущений, а последние – как особые силы, высвобождаемые из материальной протяженности деятельностью мозга. Как и Кирхман, он оценивал познават. содержание ощущений в духе наивного реализма. Традиции "Космоса" Гумбольдта получили дальнейшее развитие в философии Геккеля, к-рая была не свободна от гилозоистич. мотивов и примирительных по отношению к религии тенденций. Но объективно Геккель в "Мировых загадках" ("Die Weltratsel", Jena, 1899) и др. соч. отразил "...н е и с к о р е н и м о с т ь естественно-исторического материализма, н е п р и м и -римость его со всей казенной профессорской философией и теологией" (Ленин В. И., Соч., т. 14, с. 335). Основанный Геккелем "Союз монистов" (1906) стал центром атеистич. и антиклерик. пропаганды. С 1912 союз развернул свою деятельность под руководством преемника Геккеля австр. ученого Оствальда. Роль Оствальда в историко-филос. борьбе была чрезвычайно противоречивой: его попытки, подвергнутые критике Лениным, рассматривать энергию как более широкую категорию, чем материя и сознание, приближали его к махизму, но истолкование им энергии как объективно существующего начала ограждало от последовательно идеалистич. выводов. Нек-рая аналогия этому возникла в философии Э. Левенталя (1836–1917), к-рый искал всеобщую субстанцию в нематериальном и неидеальном, но в то же время вполне объективном "эфире", с тем, однако, фантастич. добавлением, что не только материя, но и человеч. души суть сгущения этой субстанции, к-рые после смерти индивидуума возвращаются в свое "эфирное" лоно, на чем Левенталь основывал предложенную им "земную религию" сознающего эфира. Наиболее настойчиво борьбу Геккеля и Оствальда против фидеизма продолжал в "Союзе монистов" биолог Г. Шмидт, автор книги "Монизм и христианство" ("Monismus und Christentum", Jena, 1906). Его материализм был непоследовательным: физическое и духовное для него – "две стороны" единого бытия. И. Фишер в кн. "Сознание" ("Das Bewusstsein", Lpz., 1874) доказывал, что сознание есть функция мозга, но Ф. Вольны в работах "Материализм в его отношении к религии и морали" ("Der Materialismus im Verhaltni? zu Religion und Moral", Lpz., 1886) и "Апология материализма" ("Apologie des Materialismus", Lpz., 1890) стремился перебросить от этого правильного тезиса мостик к телепатии, пытаясь трактовать сознание как продукт непосредств. взаимодействия мозга с пространственно примыкающей к нему средой. Близки к естеств.-науч. материализму были физики Г. Герц (1857–94) и М. Ферворн (1863–1921), а также Планк и (в Австрии) Л. Больцман (1844–1906). В этике сильное влияние Фейербаха испытал Ф. Йодль (1849–1914), определявший свои воззрения как "натуралистический монизм"; однако он разделял слабости "монизма" Геккеля и перетолковывал фейербахианство в духе позитивизма. Агностич. и идеалистич. колебания многих из перечисленных выше мыслителей послужили, так же как и вульгарный материализм, питат. средой для развития в Германии 2-й пол. 19 в. позитивизма.
Помимо перерождающегося метафизич. материализма, источником а г н о с т и ч е с к и - позитивистского течения служила интерпретация критицизма Канта.
Неокантианство, в широком смысле слова, как движение, соединяющее механико-математич. истолкование природы с агностицизмом и ценностным подходом к обществ. явлениям, возникло в 60-х гг. 19 в. (Либман, Ф. Ланге). Позднее, в 80–90-х гг., оно конституировалось в две школы – марбургскую и баденскую школы, не считая более мелких разновидностей – психологизма Нельсона и близкой к позитивизму концепции Риля. Марбургская школа – Коген, Наторп, Кассирер и др. (из нее вышли также неогегельянец Либерт и ревизионисты марксизма Штаммлер и Форлендер) – трансформировала учение Канта в направлении субъективного идеализма и волюнтаризма.
Баденская школа – Виндельбанд, Риккерт, Баух, Ласк, Мюнстерберг и др. [близки к этой группе М. Вебер и И. Кон (1869–1947), логики Зигварт и Эрдман и др. ] – придала кантианству аксиологич. трактовку (см. Аксиология).
Позитивизм получает еще более широкое распространение в Н. ф. конца 19 в. Посредствующую роль между вульгарным материализмом и позитивизмом сыграли взгляды Дюринга, нередко приближавшегося к объективному идеализму, а между позитивизмом и неокантианством – фикционализм Файхингера и "критицизм" Риля. Впрочем, относя к числу фикций все понятия и категории философии, идеалы, ценности и саму объективную реальность, Файхингер оказался близок, с одной стороны, к прагматизму, с другой – к философии жизни. Позитивистски настроены были Лаас и Т. Циглер (1846–1918). Но гл. формой позитивизма стал в 70–90-х гг. 19 в. эмпириокритицизм, прокламирующий т.н. "средний путь" между материализмом и идеализмом. Возникнув первоначально в Швейцарии (Авенариус) и Австрии (Мах), эта, "вторая", форма позитивизма получила распространение и в Германии. В русле махизма развились имманентная философия (Шуппе, Шуберт-Зольдерн, Ремке и др.), новый вариант берклианства у Петцольдта и близкое к неопозитивизму учение Корнелиуса о законах науки как конструкциях. С махизмом позитивистские претензии "очистить" опыт от метафизики вступили в новую фазу, а на смену "физиологическому идеализму" пришел "физический идеализм". Все осн. идеи эмпириокритицизма (критика "интроекции", принципиальная координация, экономия мышления) зародились уже в 70-х гг. 19 в. на базе метафизич. и субъективно-идеалистич. истолкований термодинамики и учения об энергии в рамках классич. физики. Переворот в естествознании начала 20 в. послужил основой для формирования новейшей, "логической", разновидности позитивизма. Приняв форму неопозитивизма, последняя соединила в себе тенденции, идущие от субъективно-идеалистич. сенсуализма махистов, от логистич. рационализма марбургских неокантианцев и от конвенционализма Файхингера.
Филиалом Венского кружка неопозитивистов [Шлик, Карнап, Нейрат, Г. Ган (1880–1931) и др. ], делившим в 20-х гг. с психоанализом Фрейда власть над умами австр. бурж. интеллигенции, явилось в Берлине "Общество эмпирической философии" [Рейхенбах, Ф. Краус, В. Дубислав (1895–1937), Мизес, К. Греллинг и др. ]. Неопозитивизм в Австрии и Германии складывался по форме как реакция на гуссерлианство, ранний экзистенциализм и неосхоластику. По своей сущности это было течение, ограничивающее познават. возможности человеч. разума и глубоко враждебное диалектич. материализму. Если экзистенциалисты определяли философию как "водоворот первоначального вопрошения" без ответов (Хейдеггер), то логич. позитивисты увидели во всей прежней философии лишь хаос псевдопроблем и бессмысленных ответов (Карнап, Рейхенбах). Их попытка создать новую философию как логич. анализ языка науки оказалась лишь новым вариантом отчуждения продуктов мыслит. деятельности от реальной действительности. Элементы языка и вообще знаки, "факты" (восприятия) и "чувственные данные" (ощущения) приобрели характер фетишизированных сущностей, отгораживающих субъект от внеш. мира и деформирующих его содержание. Порочные черты "физического идеализма" были распространены неопозитивистами на математику, логику и вообще на всю систему знания, что "устранило" объективную действительность как предмет науч. и филос. исследования и заменило кантовскую априористскую "объективность" субъективно-идеалистич. конвенционализмом.
В бурж. Н. ф. конца 19 – нач. 20 вв. сильное развитие нашло ощущение кризиса капитализма и его духовных ценностей. Пессимизм и настроение безысходности создают благоприятную почву для широкого распространения в о л ю н т а р и с т с к о -и р р а ц и о н а л и с т и ч. направления – иррационалистич. вчувствования в "жизнь" и "судьбу", упразднения разума и науки, волюнтаристич. авантюризма. Магистральная линия развития нем. иррационалистич. волюнтаризма в 19–20 вв. шла от Шопенгауэра и Кьеркегора через Ницше к философии жизни и неогегельянству, а далее к экзистенциализму. На место рационалистически истолковываемого сознания "Я" или "Идеи" и т.п. выдвигается бессознат. воля, слепой порыв. В 50-х гг. 19 в. выросла известность Шопенгауэра с его пессимистич. концепцией мира. В русле идей Шопенгауэра, соединенных с элементами гегелевской системы, сложилась философия Э. Гартмана, а также П. Дёйсена (1845–1919). Непосредств. преемником Шопенгауэра и Э. Гартмана явился Ницше, предпринявший попытку обновления идеалов бурж. общества (см. Нигилизм). Провозгласив "переоценку ценностей", он развил взгляды, во многом противоположные баденской школе неокантианцев: высшей ценностью у Ницше оказывается не "святость" и "истина", как это имело место у баденцев, а сила самопроявления личности. Его апология "сверхчеловека" и "воли к власти" впоследствии послужила одним из источников идеологии герм. фашизма.
"Философы жизни" Дильтей, Эйкен и близкий "ценностному" течению в неокантианстве (и взглядам Бергсона) Зиммель уже в последней трети 19 в. противопоставили академич. агностицизму свой "стихийный" субъективный идеализм. Их бунт против рационализма вылился в трактовку мира как совокупности эмоц. переживаний человеч. души и в противопоставление познанию "понимания" как интуитивного "вчувствования" в инстинктивную жизнь. С баденской школой неокантианства "философов жизни" роднили свойственные им противопоставление наук о духе наукам о природе и проводимый под флагом "вживания" в специфику историч. процесса поход против историзма. Этот поход привел Дильтея к подхваченному затем Шпенглером утверждению о плюралистичности и "разорванности" историч. процесса и взаиморазобщенности различных нац. культур, а Зиммеля – к абс. релятивизму в трактовке историч. исследования: история, по его мнению, такова, каково интуитивное мнение о ней данного историка. Философия жизни оказала влияние на экзистенциалистов и на "критиков культуры" Литта, Шпрангера, А. Вебера, Ротхаккера, Трёльча, а также на философов и социологов фашистской формации – Клагеса, Г. Фрайера (р. 1887), Г. Кайзерлинга (1880–1946), Шпанна.
На рубеже 19 и 20 вв. в русле философии жизни появилось новое течение – неогегельянство. В 20-х гг. оно распространилось вширь, но не получило преобладания, а скорее оказалось питат. почвой для экзистенциализма. Апогеем неогегельянства стали два гегелевских конгресса в 1930 и 1931. Осн. чертами неогегельянства, представленного работами Кронера, Глокнера, Литта, Либерта и др., было истолкование философии Гегеля в духе мистич. пантеизма (путем сближения Гегеля с нем. романтиками и философией жизни) и субъективного идеализма (путем сближения с Фихте), искажение диалектики в плане иррационализма и пантрагизма или ее упразднение (см. R. Kroner, Hegel heute, в сб.: Hegel-Studien, Bd 1, Bonn, 1961, S. 141).
Более значительным и устойчивым по своему влиянию, чем неогегельянство, явлением в Н. ф. стала феноменологич. школа, отчасти подготовленная логич. исследованиями Б. Больцано (1781–1848), Ф. Брентано (1838–1917), Мейнонга, А. Гефлера (1853–1922), К. Штумпфа (1848–1936), Х. Эренфельса (1859–1932) и др. и созданная трудами Гуссерля и его ученика Шелера. Через раннего Брентано от схоластич. философии в феноменологию Гуссерля вошло интенциональное понимание сознания.
Утверждая, что философия должна быть основана на психологии, Брентано требовал резко отграничить интенциональные акты психики от их содержания, руководствуясь в качестве критерия истины "очевидностью". Др. осн. положением феноменологии Гуссерля, воспринятым также от Брентано, стало учение об "истинах в себе" как об особых идеальных сущностях. Феноменологич. доктрина Гуссерля сложилась в дальнейшем под флагом критики психологизма в логике и теории познания, но ее антипсихологизм принес лишь видимость объективного исследования и в конце концов завершился иррационализмом. Т. н. трансцендентальная редукция категорий привела к их субъективно-идеалистич. опустошению. Пропагандой учения Гуссерля занялись его ученики Ландгребе в Кёльне и Э. Финк (р. 1905) в Фрейбурге. Шелер видоизменил гуссерлианство, сделав акцент на его аксиологич. аспекты, включив в него антропологич. идеи философии жизни и поставив на службу религ. вере. От Шелера идет линия к философской антропологии Г. Вейна (р. 1912), Ф. И. фон Ринтелена (р. 1898) и др. В русле феноменологии Гуссерля стояли также А. Пфендер (1870–1941), О. Беккер (р. 1889), М. Штейгер (1880–1937), А. Рейнах (1883–1917), Э. Штейн (1891–1942) и др. Немало способствовала она и становлению философии Хейдеггера. Влияние этой филос. школы вышло далеко за пределы Германии.
Одним из наиболее влиятельных иррационалистских течений в 20–40-х гг. 20 в. стал экзистенциализм. Общий кризис капитализма, особенно резко потрясший бурж. сознание вследствие поражения герм. империализма в двух мировых войнах, отразился в экзистенциалистском превращении "тревоги" и "ужаса" в неизбежный фон бессущностного, нелепого существования. Свойственный философии жизни разрыв между интуицией и рассудком был истолкован теперь как беспрестанно углубляющийся раскол внутри самой жизни, в самой сердцевине к-рой гнездится подтачивающая ее изнутри злобная сила – "ничто" (Хейдеггер). Хейдеггер и Ясперс рассматривают, вслед на Ницше, категорию "нигилизма", в к-ром первый видит "закономерность происходящего", его "логику", его "судьбу" (см. M. Heidegger, Nietzsche, Bd 2, Stuttg., 1961, S. 278), a второй предлагает в качестве средства преодоления нигилизма истинную коммуникацию. Если Шпенглер жаловался на то, что "время страшно..., жутко" (см. "Закат Европы", М., 1923, с. 91, 134), то Хейдеггер изобразил его как силу, телеологически направляющую все существующее к гибели.
Объективно-идеалистич. нап-р а в л е н и е в Н . ф. начиная с сер. 19 в. было представлено (не считая гегельянцев – от Ф. Рихтера до Лассаля) многими, но не очень влият. одиночками. Религ. философия, в основном в ее католич. варианте, возобладала в духовной жизни Германии после 2-й мировой войны (см. Неотомизм). Представителями послегегелевского идеализма с теистич. окраской были И. Г. Фихте (1796–1879), X. Г. Вейсе (1801–66), Баадер, А.Гюнтер (1783–1836), О. Пфлейдерер (1839–1908) и др. Спиритуализацией естествознания в сер. и конце 19 в. занялись сторонник психофизич. параллелизма Фехнер, монадолог Лотце, возродивший аристотелеву энтелехию виталист Г.Дриш (1867–1941) и др. Еще в 1-й половине 19 в. разновидность монадологии, метафизически соединявшая в себе элеатско-платоновские, лейбницеанские и кантианские мотивы, возникла в соч. Гербарта, оказавшего влияние на Дробиша, X. Штейнталя (1823–99), Фолькмана и др. Позднее, используя элементы монадологии и кантианства, целую школу [Эббингауз, Р. Эйслер (1873–1926), Паульсен, Мёйман и др. ] создал "идеалреалист" Вундт, философия к-рого тяготеет к волюнтаристич. идеализму. Наибольшую известность он приобрел не своей филос. системой, а разработкой им экспериментальной и социальной психологии. Особняком стоял Я. Икскюль (1864–1944), занимавшийся спекулятивными изысканиями по поводу отношения организма и среды.
В нем. социологии, несмотря на начавшийся в нач. 20 в. процесс выделения ее в особую область знания, еще долго сохранялись ее тесные узы с философией. М. Вебер соединил идеи позитивистского номинализма с учением об априорных конструкциях "идеальных типов" в духе неокантианства. Основатели геополитики Ратцель и швед Челлен, К. Хаусхофер (1889–1946), социал-дарвинисты и расисты Л. Гумплович (1834–1909), Г. Ратценхофер (1842–1904), Чемберлен, Л. Вольтман (1871–1907), Аммон, Ф. В. Шальмейер (1857–1919) развивали принципы, подготавливавшие фашистскую идеологию. Под влиянием идей Шопенгауэра сложилась концепция социолога Тённиса.
Непосредств. духовным предтечей нем. фашизма был Шпенглер. Выражая настроения нем. буржуазии, только что потерпевшей поражение в первой мировой войне, он поносил разум и превозносил интуицию, истолковывая историч. события как символич. свидетельства "судьбы". Предрекая гибель бурж. культуры, Шпенглер сделал новый шаг по пути превращения мифа в гл. гносеологич. категорию. Он сыграл заметную роль в подготовке национал-социалистич. демагогии.
Воинствующий иррационализм, мифологизация философии, утверждение в человеке звериного, демонич. начала, цинич. аморализм – все эти черты ницшеанства позволили А. Розенбергу, офиц. философу гитлеризма, провозгласить Ницше своим предтечей, а Боймлеру возвеличить его как борца против картезианского культа разума и "великого врага" гуманизма. Обоснованию политич. авантюризма и милитаризма служили "теории" ставших впоследствии офиц. идеологами национал-социализма Юнгера, Крика и Боймлера. Последний, напр., утверждал, что мирное сосуществование народов – это смерть духа, а "жизнь" его заключается в войне, причем Н. ф. должна была соответствовать "молчаливой солдатской философии прусского генерального штаба".
По мере того как в политич. жизни Германии одерживали верх все более реакционные и агрессивные круги буржуазии, происходило неуклонное разложение и вырождение бурж. филос. мысли. Процесс мистификации обществ. отношений и мифологизации теоретич. сознания достиг своего апогея в нем. философии истории и в социологии в период фашизма. Юнгер провозгласил, что "история есть движение мифологических образов", а Г. Фрайер, поставленный нацистами во главе "Немецкого социологического общества", сформулировал новые задачи социологов как интерпретацию всех социальных движений в виде борьбы между расами, разжигание зоологич. шовинизма и разработку приемов воспитания "молодого поколения фюреров". В кн. "Революция справа" ("Revolution von rechts", Jena, 1931–32) Фрайер утверждал, что фюрер – это высшая стадия развития мистич. духа, стоящая выше гос-ва. Близкие к этим взгляды излагали К. Пфеффер и примкнувший к гитлеризму австр. философ Шпанн, к-рый рассуждал о корпоративном гос-ве как о совокупности ступеней возвышения спиритуального начала. Важные функции в рамках нем.-фашистской социологии выполняла геополитика: рассуждения Хаусхофера о "народе и территории" совпадали фактически с заклинаниями Гесса и Гитлера о "крови и почве", "расе и пространстве" и т.п.
Развитие Н. ф. после разгрома н е м . ф а ш и з м а пошло двумя различными путями: в ГДР восторжествовал марксизм-ленинизм, в Зап. Германии сохраняется иррационалистич. и религ. философия; на идеологич. вооружение господств. политич. партиями принят католич. клерикализм. Гл. филос. течения в ФРГ – неотомизм и экзистенциализм. Крупнейшие совр. католич. философы в Зап. Германии – Я. Гоммес, А. Демпф (р. 1891), Й. Де Фрис, В. Лакебринк, В. Бруггер, К. Брокмеллер, Ф. Рошкамп, К. Ранер, Р. Лаут. Католич. вариант экзистенциализма развивает М. Мюллер. Следует также отметить неотомистских философов Кнолля и Хеера – в Австрии, Ю. Бохеньского – в Швейцарии. В Пуллахе, Фрейбурге, Мюнстере, Фульде – в ФРГ, Граце и Инсбруке – в Австрии сложились крупные центры подготовки неотомистских кадров и издания неотомистской лит-ры.
Филос. концепции протестантизма развивают Кун (ныне председатель "Немецкого философского об-ва"), Р. Бультман, Г. Горст-Шрей, Ф. Гогартен (р. 1887), М. Нимеллер, "диалектич. теология" к-рых восходит к экзистенциализму Кьеркегора. В Швейцарии аналогичные теории разрабатывает К. Барт.
Еще в период засилья нацистской философии в Германии особняком держался Н. Гартман, вышедший из марбургской школы неокантианства. Его "новая онтология" постулировала плюрализм "слоев" бытия и пыталась приостановить процесс субъективизации и иррационализации бурж. филос. мышления и одновременно занять компромиссную неореалистич. позицию, к-рая возвышала бы его над материализмом и идеализмом, на отличном от позитивизма пути возрождения метафизики. Неореализм Гартмана получил продолжение у Г. Якоби (р. 1881), а также в "критическом реализме" Б. Бавинка (1878–1949) и Венцля, во многом отличающемся от "критического реализма" Кюльпе и А. Мессера (1867–1937) и дополненном религ. идеями, отсутствовавшими у Гартмана. В послевоен. условиях "критический реализм" А. Венцля выступил в функции посредника между неореализмом и католицизмом, сближая их в общую эклектич. концепцию. Венцль широко использовал аристотелевско-томистскую идею о иерархичности структуры мира и апеллировал к естествоиспытателям, разочарованным в позитивизме. Разочарование это в 50-х гг. 20 в. стало заметным. Нем. участники бывшей копенгагенской школы физиков-неопозитивистов изменили свои взгляды. Гейзенберг, приняв возражения Кассирера против Венского кружка, перешел к концепции, по существу тяготеющей к платонизированному объективному идеализму (см. Реализм), П. Иордан стал воинствующим неотомистом [скандальное свидетельство его падения как ученого – книга "Провалившийся мятеж" ("Der gescheiterte Aufstand", Fr./M., 1956) ]. Кроме того, "христианскую физику" пытается разработать Вейцзекер (р. 1912). С др. стороны, в материалистич. плане развиваются воззрения физика М. Борна (р. 1882).
Совр. зап.-герм. социология продолжила реакц. традиции бурж. социологии 1-й пол. 20 в. Опираясь на многочисл. спец. институты, эта социология стремится обелить фашистское прошлое, активно борясь против марксизма. Для ряда зап.-герм. антимарксистов характерно заимствование ими псевдомарксистской фразеологии. В той или иной степени это было свойственно эмигрировавшим из Германии представителям "социологии познания" К. Манхейму (1893–1947) и X. Маркузе. Псевдомарксистская фразеология была использована и руководителем Франкфуртского ин-та социальных исследований Т. Адорно, превратившим гегелевский идеализм в обоснование пессимистич. взглядов на прогресс, а также пропагандистом амер. концепции менеджеризма П. Зерингом ("Jenseits des Kapitalismus", W., 1948) и Ф. Боркенау. Гегельянский вариант псевдомарксизма развивает ныне Э. Блох. Влияние амер. бурж. социологии вообще и вульгарно-эмпирич., в частности, на зап.-герм. социологию заметно возросло. Распространилась эмпирич. социология и социография (Кёниг, р. 1906, Г. Шельский, р. 1912, Бурхбахер, Нейло и др.), в рамках к-рых выделяются по тематике (но не по теоретич. принципам) "производств. социология" (Шельский), изучающая роль и место в произ-ве различных его участников с т. зр. рекомендаций, к-рые помогли бы затушить классовую борьбу на капиталистич. предприятии (при этом используется амер. концепция т.н. "human relations" – "человеч. отношений"), и "политическая социология" (ею в той или иной мере занимаются О. Штаммер, Р. Дарендорф, а также Бергштрассер, Ландсхут, Абендрот и др.).
В наст. время в нем. бурж. социологии усиленно эксплуатируется вновь поднятая еще "философами жизни" тема отчуждения, к-рое объявляется гл. чертой совр. эпохи. "Философская антропология", еще в 30-х гг. наметившаяся у Лёвита и Ротхаккера, пропагандируется ныне также М. Ландманом, Г. Вейном, Я. Гоммесом, А. Демпфом, X. Плеснером, Ф. Ринтеленом, О. Больновым, Брюннингом, Хадамером и др. В центре ее внимания – идея извечного непреодолимого отчуждения человека.
Снова возродилась геополитика, пропаганду идей к-рой возобновил Хаусхофер. К. Шумахер вновь провозгласил лозунг "Народ без пространства!", а с 1951 Э. Ашенбах возобновил издание геополитич. журнала ("Zeitschrift fur Geopolitik"), в к-ром активно участвуют А. Грабовский и др. Особенностью послевоен. геополитики является замена расовой концепции германоцентризма культурно-психологич. концепцией европоцентризма, а также учением об извечных якобы воен. столкновениях между морскими и сухопутными державами.
Очень много соч. выходит ныне в Зап. Германии по социологии войны и мира. Их авторы на разные лады обосновывают вечность и неизбежность войны. Одни из них ссылаются на геополитич. или на мальтузианские доводы, другие – на инстинкты, биологически присущие людям, третьи винят во всем "демона техники". Крайний пессимизм и утрата каких-либо перспектив – лейтмотив большинства этих работ. Зап.-герм. социология не только не избавилась от нацистского идеологич. багажа, но и, наоборот, в ряде случаев осуществила его рецепцию в процессе своего насыщения антикоммунистич. идеями. За последнее время в Зап. Германии появились работы отд. прогрессивно настроенных историков обществ. мысли, в к-рых подчеркиваются гуманистич. идеи учения Маркса.
И. Нарский. Москва.
Марксистская философия (сер. 19–20 вв.)
В 40-х гг. 19 в. происходит революц. переворот в философии: возникает марксизм (см. Марксизм-ленинизм, Маркс, Энгельс).
Своеобразие историч. обстановки в Германии, находившейся накануне бурж. революции, обусловило то обстоятельство, что именно эта страна явилась родиной марксизма. В 1844 окончательно завершается переход Маркса от революц. демократизма к пролет. коммунизму и диалектич. материализму. В этот же период начинается совместная политич. и науч. деятельность Маркса и Энгельса. Плодами ее в 40-е гг. явились труды "Святое семейство", "Немецкая идеология", "Манифест Коммунистической партии". В "Святом семействе" принципы филос. материализма и в особенности материалистич. объяснение истории выступили впервые в качестве методологич. основания для важнейших выводов науч. социализма. Здесь получила свое выражение линия Маркса и Энгельса на размежевание с мелкобурж. нем. радикализмом (идеологами к-рого выступали младогегельянцы) не только в политич. вопросах, но и в области философии. Важной вехой в формировании философии марксизма, знаменующей переход от метафизич. материализма к диалектическому, стали написанные Марксом "Тезисы о Фейербахе". В "Немецкой идеологии" Маркс и Энгельс всесторонне обосновали материалистич. понимание истории (см. Исторический материализм) и начали разработку теории пролет. революции и учения о коммунизме. В работе Маркса "Нищета философии" был глубоко проанализирован вопрос о противоположности материалистич. диалектики идеалистич. методу Гегеля, намечен в общих контурах разработанный впоследствии метод восхождения от абстрактного к конкретному, дана критика метафизики и мелкобурж. мировоззрения Прудона. Период формирования философии марксизма завершается созданием "Манифеста Коммунистической партии", в к-ром диалектич. и историч. материализм выступают в качестве филос. основы науч. коммунизма. Материалистич. понимание истории и революц. диалектика применены здесь к обоснованию учения о партии рабочего класса, ее тактики, к разработке программы социалистич. пролет. революции.
В нач. 50-х гг. Маркс и Энгельс уделяли преимуществ. внимание проблемам материалистич. понимания истории.
Деятельность Маркса и Энгельса была органически связана с практикой революц. борьбы пролетариата. Именно поэтому теории классов и классовой борьбы, государства и права, социальной революции, идея непрерывной революции и др. получают в их трудах глубокую разработку в ходе исследования политич. и тактич. задач пролетариата в буржуазной и бурж.-демократич. революциях. Обобщение практики революций дало возможность значительно конкретизировать теорию диктатуры пролетариата. Был сделан вывод о необходимости слома бурж. гос. машины в ходе победоносной социалистич. революции ("Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта"), обогативший марксистскую теорию гос-ва и социалистич. революции (см. такжеработы Маркса "Классовая борьба во Франции с1848 по 1850 гг.", 1850; Энгельса "Революция и контрреволюция в Германии", 1851–52).
Во 2-й пол. 50-х и в 60-х гг. развитие философии марксизма происходило гл. обр. в связи с экономич. исследованиями Маркса. Первостепенное значение для развития филос. мысли в этот период имели марксовы "Grundrisse der Kritik der politischen Okonomie" (см. "Экономические рукописи1857–58 годов", "К критике политической экономии", "Капитал"). В рукописях "Grundrisse", явившихся первым наброском "Капитала", Маркс разработал далее ряд вопросов материалистич. диалектики; обогатил материалистич. понимание истории теорией обществ.-экономич. формаций, предшествующих капиталистич. произ-ву, раскрыл взаимодействие общих и специфич. законов историч. процессов, наметил контуры науч. теории коммунистич. формации (коммунистич. обществ. отношения, особенности действия экономич. законов, критерий коммунистич. прогресса, проблема свободного времени). Во "Введении" (Из Экономических рукописей 1857–1858 годов) был раскрыт метод восхождения от абстрактного к конкретному, рассмотрены нек-рые проблемы эстетики, проанализирована диалектика взаимоотношения различных сторон экономич. жизни общества, "Предисловие" к работе "К критике политич. экономии" содержало классич. формулировку сущности материалистич. понимания истории. "Капитал" подвел итоги развития филос. проблем марксизма в экономич. исследованиях. "В "Капитале" применена в одной науке логика, диалектика и теория познания материализма [не надо 3-х слов: это одно и то же ]..." (Ленин В. И., Соч., т. 38, с. 315), разработаны законы и категории материалистич. диалектики; показано единство историч. и логич. методов исследования; раскрыта диалектика развития капиталистич. формации, доказана неизбежность крушения капитализма и перехода общества к коммунистич. обществ. формации. Очень важным для анализа духовной жизни бурж. общества и для понимания положения личности в условиях капитализма является учение Маркса о капиталистич. разделении труда, о товарном фетишизме и об отчуждении личности.
Во 2-й пол. 60-х гг. развитие философии марксизма совершается в ходе острой идейной борьбы с прудонистами, бакунистами и лассальянцами. Руководство работой 1-го Интернационала потребовало от Маркса и Энгельса творч. решения вопросов, важных для теории науч. коммунизма и для тактики борьбы за интернац. пролет. солидарность (политич. и социальное освобождение трудящихся, самоопределение наций, роль пролетариев в борьбе за демократию, роль пролет. партии в классовой борьбе, необходимость борьбы против тенденций к культу личности в пролет. партии и др.).
В 60-х гг. с самостоят. открытием принципов диалектич. материализма выступил рабочий-кожевник Дицген, а ученый-химик социал-демократ К. Шорлеммер (1834–92) раскрыл диалектику химич. процессов. Под влиянием Маркса и Энгельса Шорлеммер стремился к сознат. применению диалектики в качестве метода исследования в естествознании.
Парижской Коммуной 1871 закончилась в Зап. Европе эпоха, названная Лениным периодом бурь и революций. Подытоживая историч. опыт Коммуны как первой в истории попытки установления диктатуры пролетариата, Маркс в работе "Гражданская война во Франции" (1871) обогатил теорию классовой борьбы и пролет. революции целым рядом новых выводов, главным из к-рых было положение о необходимости специфич. гос. формы диктатуры пролетариата; прообразом ее Маркс считал Парижскую Коммуну. Рост рабочего движения, возникновение массовых социалистич. партий поставили перед Марксом и Энгельсом задачу воспитания кадров пролет. революционеров. Этой цели подчинен ряд их произведений, в к-рых важное место занимают филос. и социологич. проблемы. В работе "Критика Готской программы" Маркс сформулировал положение о диктатуре пролетариата как политич. организации общества в переходный период от капитализма к социализму, обосновал свое открытие двух фаз развития коммунистического общества, раскрыл экономич. анатомию переходного периода и первой фазы новой формации – социализма.
В 70–80-е гг. Маркс и Энгельс много внимания уделяют филос. проблемам естествознания, оценивая дарвинизм как естеств.-науч. подтверждение истинности материалистич. диалектики. В работе "Диалектика природы" Энгельс, разрабатывая теоретич. проблемы диалектики, выступил против метафизич. традиций в науке, позитивистского игнорирования роли философии в естествознании, модного тогда увлечения спиритизмом. Решая филос. проблемы естествознания, предмета естествознания, классификации наук, круговорота материи во Вселенной, происхождения жизни, развивая и обогащая при этом содержание законов и категорий диалектики, Энгельс глубоко разработал также вопросы: о роли гипотезы в развитии естествознания, о практике как критерии истины, о методологич. значении детерминизма и др. В Математических рукописях К. Маркса, относящихся к 70-м гг., был подвергнут глубокой критике "математический идеализм", решен вопрос о прообразах математич. величин в природе, на примере дифференц. исчисления показано превращение достижений науки в метод дальнейших исследований, несостоятельность агностицизма (и априоризма) в математике.
Важным этапом в развитии философии марксизма явилась работа Энгельса "Анти-Дюринг". В этой работе была подвергнута критике эклектич. концепция Дюринга и разработаны все три составные части марксизма. Из числа филос. проблем в этой работе наиболее обстоятельно раскрыты: предмет философии, проблема единства мира, вопрос о материи и движении, проблема пространства и времени, осн. законы диалектики, сущность диалектич. логики (см. Логика диалектическая) и ее категорий, проблема истины, основы материалистич. понимания истории.
Большое значение для разработки ряда проблем философии и истории философии в 80–90-е гг. имела работа Энгельса "Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии". В труде "Происхождение семьи, частной собственности и государства", опираясь на сделанное Л. Морганом открытие родовой организации общества и используя Марксов конспект книги Моргана "Древнее общество", Энгельс блестяще доказал на материале первобытной истории правильность принципов материалистич. понимания истории. В письмах Энгельса 90-х гг. были глубоко разработаны проблемы структуры обществ. сознания, особенностей идеологии, ее относит. самостоятельности, воздействия гос-ва на обществ. прогресс. В опубликованных Энгельсом 2-м и 3-м томах "Капитала" Маркса была дана целостная характеристика капиталистич. системы х-ва, глубоко раскрыта филос. проблема закона, показано взаимодействие общесоциологич. и специфич. законов при капитализме, всесторонне обоснована историч. обреченность капиталистич. способа произ-ва.
В распространении идей марксистской философии большую роль сыграли в этот период работы последователей Маркса и Энгельса. В 1887 вышли в свет две работы Дицгена "Экскурсии социалиста в область теории познания" (рус. пер., СПБ, 1907) и "Аквизит философии" (рус. пер., СПБ, 1906). Пропаганде принципов материалистич. понимания истории были посвящены работы В. Либкнехта и Бебеля. Если В. Либкнехт в работах "История французской революции" ("Geschichte der franzosischen Revolution", Dresden, 1890), "Кто такие социал-демократы и чего они хотят" ("Was die Sozialdemokraten sind und was sie wollen", Chemnitz, 1894) пропагандировал общие вопросы историч. материализма и науч. коммунизма, то Бебель в трудах "Шарль Фурье" (1888, рус. пер., СПБ, 1906), "О Бернштейне" (1899, рус. пер., Лондон, 1902) поднимал историко-филос. вопросы, связывая их с актуальной тогда идеологич. борьбой против неокантианского филос. ревизионизма. Большую роль в идейном развитии герм. с.-д-тии имели исследования Бебеля "Женщина и социализм" (1879, рус. пер. 1904) и "Христианство и социализм" (1874, рус. пер., М., 1959). Две вышедшие в 1893 работы Меринга "Легенда о Лессинге" (рус. пер., СПБ, 1907) и "Об историческом материализме" (рус. пер., СПБ, 1906) – сразу выдвинули его как талантливого пропагандиста и теоретика философии марксизма, творчески применяющего марксистский метод к вопросам лит-ры, иск-ва и обществ. мысли вообще. Много филос. проблем было поднято Мерингом в исследовании "История герм. социал-демократии". Меринг умело вел идейную борьбу с вульгарным материализмом, пессимизмом Шопенгауэра и Э. Гартмана, иррационализмом и волюнтаризмом Ницше, неокантианством и неокантианской ревизией философии марксизма, выступал против "этич. социализма" К. Форлендера и др. В 90-е гг. наряду с Мерингом выдвигается др. пропагандист марксизма – К. Каутский, выступивший с работами "Возникновение брака и семьи" (1882, рус. пер., СПБ, 1895), "Экономич. учение Карла Маркса" (1887, рус. пер., М., 1956), "Томас Мор и его утопия" (1888, рус. пер., СПБ, 1905), "Этика и материалистич. понимание истории" (1906, рус. пер., М., 1906) и др. В них он пропагандировал принципы историч. материализма, иногда отступая от них на позиции идеалистич. "теории факторов" и "социального дарвинизма". В целом для идейного развития К. Каутского характерна эволюция от домарксистских взглядов к марксизму и от него к центризму и оппортунизму.
В нач. 20 в. Меринг под влиянием работ Ленина и практики рус. революции все ближе подходил к ленинизму, выступив в ряде работ против бернштейнианства (см. Бернштейн) и механистич. ревизии диалектики, против этич. социализма и неогегельянства, против махизма и Петцольда. Работа "Карл Маркс. История его жизни" (1918, рус. пер., М., 1957) подвела итоги многолетним исследованиям Меринга по истории марксизма.
Видными пропагандистами философии марксизма и борцами против ревизионизма в этот период в Германии выступают Р. Люксембург и К. Либкнехт. Уже в раннем произведении "Социальная реформа или революция?" [1899, рус. пер. (1904–05) ] Люксембург вела борьбу за философию марксизма против неокантианской ревизии со стороны Бернштейна и др. оппортунистов. Люксембург очень высоко оценила значение Октябрьской революции 1917 в России; она была одним из основателей компартии Германии. Накануне первой мировой войны важной задачей герм. с.-д. было разоблачение милитаризма. Этой цели посвящена работа К. Либкнехта "Милитаризм и антимилитаризм" (1907, рус. пер., П., 1921). О творческих, хотя и не всегда успешных, исканиях Либкнехта в области философии свидетельствует написанная им в прусской тюрьме в 1917–18 работа "Очерки о законах общественного развития" ("Studien uber die Bewegungsgesetze der gesellschaftlichen Entwicklung", Munch., 1922).
Проблемам марксистской эстетики были посвящены мн. работы К. Цеткин. В ее работах "Генрик Ибсен", "Фридрих Шиллер", "Свыше наших сил", "Искусство и пролетариат" проводились идеи пролет. партийности в иск-ве, отстаивался реализм и народность, рассматривался вопрос об отношении пролетариата к культурному наследию прошлого. К. Цеткин выступала в защиту ленинского этапа в философии ("Заветы Ленина женщинам всего мира", 1932, рус. пер., М., 1934).
Выдающимся борцом за марксистское мировоззрение в Германии был Э. Тельман (1886–1944). В своих работах и выступлениях он разоблачал ревизионистскую фальсификацию философии марксизма со стороны нем. оппортунистов (Брандлер, Тальгеймер, Рут Фишер, Маслов), активно боролся за признание нем. марксистами ленинского этапа в философии. Заслугой Тельмана явилась непримиримая борьба против социальной демагогии фашизма. На протяжении 20-х гг. усилиями Тельмана и др. марксистов Германии философствующие вожди нем. с.-д-тии (Кунов, К. Каутский, М. Адлер) были идейно разоблачены как злейшие враги марксистско-ленинской философии. В выступлениях соратников Тельмана – Г. Дункера (1874–1960) ("Введение в изучение марксизма" – "Ein Wegweiser zu Studien der okonomischen Grundlehren von Karl Marx", В., 1931), Ульбрихта ("Актуальные вопросы политики в отношении профсоюзов" – "Aktuelle Fragen der Gewerkschaftsbewegung", В., 1927) и др. раскрывались принципы ленинизма, разоблачалась теория "организованного капитализма" Гильфердинга, давалась критика работ К. Каутского, в частности соч. "Материалистич. понимание истории" (Bd 1–2, В., 1927–29, рус. пер., т. 2, 1931), и М. Адлера "Учебник материалистич. понимания истории" ("Lehrbuch der materialistischen Geschichtsauffassung", Bd 1–2, В., 1930–32).
В 1932 с.-д. З. Ландсхут и И. П. Майер опубликовали текст марксовых "Экономическо-философских рукописей 1844 г.". Это положило начало новому направлению в борьбе вокруг философии марксизма в Германии, а затем и в др. странах (Франция, США, Италия и др.). Фальсификаторы марксистской философии, пытаясь дискредитировать зрелый марксизм, объявили рукописи высшим достижением марксизма. Самым активным фальсификатором марксовых рукописей в этот период выступил нем. с.-д. X. Маркузе, впоследствии окончательно порвавший с рабочим движением.
Особый этап в развитии марксистской мысли в Германии составила борьба нем. марксистов против идей национализма, расизма и фашизма в 1933–45. Разоблачение социальной демагогии фашизма, развенчание расистской мифологии, борьба с фашистским геноцидом – все это способствовало формированию антифашистского фронта в Германии, спасло честь нем. нации в период временного торжества мракобесия и варварства гитлеризма. Крупнейшим прогрессивным событием в духовной жизни Германии 30-х гг. была героич. борьба Г. Димитрова на Лейпцигском процессе (1933). В своих речах он бесстрашно защищал гуманистич. принципы коммунизма, обнажая преступную сущность фашизма, его угрозу культуре и человечеству. В 1935 после VII конгресса Коминтерна, в докладе В. Пика (1876–1960) на Брюссельской общегерм. конференции КПГ "Новый путь к общей борьбе за свержение гитлеровской диктатуры" было сформулировано требование демократич. республики, опирающейся на массы. Соратником В. Пика в борьбе с фашизмом выступал В. Ульбрихт. Под влиянием герм. марксистов в этот период находились выдающиеся деятели нем. культуры И. Бехер, А. Зегерс и др.
В. Карпушин. Москва.
После разгрома гитлеровского фашизма в 1945 впервые в истории Германии на востоке страны возникли реальные возможности для подлинной демократизации экономич., политич. и идеологич. жизни. В апреле 1946 в результате объединения КПГ и СДПГ образовалась Социалистич. единая партия Германии (СЕПГ). Рабочий класс в союзе с трудовым крестьянством создал в 1949 Герм. Демократич. Республику, хозяйств. и политич. успехи к-рой позволили перейти к новому этапу обществ. преобразований – к социалистич. строительству. В 1958 V съезд СЕПГ отметил, что в ГДР построены основы социализма. VI съезд СЕПГ (1963) принял новую программу партии, нацелившую нем. трудящихся на завершение строительства социалистич. общества.
В решениях парт. съездов, конференций, пленумов ЦК, в выступлениях руководящих деятелей СЕПГ В. Пика, В. Ульбрихта, О. Гротеволя и др. содержится глубокий теоретич. анализ социалистич. строительства в ГДР. Марксистско-ленинская философия выступает здесь как теоретич. основа для решения актуальных проблем, поставленных жизнью, практикой борьбы за социализм. В письме ЦК СЕПГ "Об изучении диалектич. материализма в первичных организациях" (март 1958) перед каждым строителем социализма была поставлена задача овладеть основами марксистской философии. Большую роль в пропаганде марксистского мировоззрения сыграли издания произведений Маркса, Энгельса, Ленина, "Очерка истории нем. рабочего движения" (В., 1963, рус. пер., М., 1964), деятельность журнала ЦК СЕПГ "Die Einheit" (с 1946) и "Deutsche Zeitschrift fur Philosophie" (с 1953). В 1946 впервые в Германии создаются кафедры диалектич. и историч. материализма и вводится преподавание марксистской философии. Центром, координирующим научно-исследовательскую работу в области философии, является Ин-т философии при Нем. АН в Берлине. Науч. исследования, проводимые марксистами ГДР, имеют своей важнейшей целью дать филос. обоснование путей социалистич. строительства, вскрыть специфику действия осн. законов диалектики в совр. обществ. развитии, решить сложную проблему развития Германии в условиях раскола страны на два гос-ва с противоположным общественно-политич. строем. Этим вопросам посвящены труды К. Хагера, А. Козинга и др. М. Клейн, Г. Эйхгорн и ряд др. философов ГДР изучают проблемы развития личности и коммунистич. морали, рассматриваемые в связи со специфич. условиями социалистич. строительства. Значит. место в исследованиях философов ГДР занимает теоретич. освещение филос. проблем естествознания и совр. науч.-технич. революции. В 1965 в Берлине состоялся междунар. конгресс, посвященный этим проблемам. На нем были обсуждены доклады Г. Гейдена, А. Козинга, Р. Фукса.
Большое внимание уделяется исследованию проблем логики. В 1951 была проведена дискуссия по вопросам логики; одним из итогов ее явилась книга Г. Клауса "Введение в форм. логику" (1959, рус. пер., М., 1960), в к-рой автор с позиций диалектич. материализма исследует совр. логич. проблемы. В работе "Кибернетика и философия" (1961, рус. пер., М., 1963) Клаус дает анализ роли и значения кибернетики, определяет ее предмет, дает филос. истолкование ее осн. понятий.
Марксистская философия в ГДР развивается в ожесточ. борьбе против различных течений бурж. идеологии, наиболее воинствующими представителями к-рой являются неотомисты. Критика неотомистской концепции дана в работах Лея, являющегося также автором "Очерка истории ср.-век. материализма" (1957, рус. пер., М., 1962). В нем автор полемизирует с буржуазными, преим. неотомистскими, историками философии, изображающими средневековье как период безраздельного господства над умами людей христ.-католич. догм. Г. Клаус в кн. "Иезуиты, бог, материя" дает отповедь фальсификатору марксизма Веттеру. Клаус показывает теоретич. несостоятельность католич. "специалиста" по сов. философии, разоблачает клеветнический характер его "деятельности". Нем. марксисты ведут борьбу против распространенного в ФРГ экзистенциализма. Обстоят. разбор экзистенциалистской философии содержит книга Менде "Очерки по философии экзистенциализма", раскрывающая антинауч. характер этой философии и ее реакц. политич. роль. В 1957 философы ГДР развернули критику экзистенциалистской концепции Э. Блоха, автора работ "Принцип надежды" ("Das Prinzip Hoffnung", Bd 1–2, В., 1954), "Субъект – объект" ("Subjekt – Objekt", В., 1952) и др. С критикой бурж. филос. и социологич. течений, реформизма и ревизионизма выступают также В. Гейзе, Г. Гейден, Г. Зедер, Э. Альбрехт, Г. Кох, М. Бур и др.
Философы ГДР (О. Гропп, Н. Клейн, М. Бур, Д. Бергнер и др.) тщательно изучают нем. классич. филос. наследство. Историки философии в ГДР (В. Краус, Г. Штилер, О. Фигнер и др.) выступили с работами, в к-рых показана несостоятельность утверждений об исключит. господстве идеалистич. учений в истории нем. философии и восстановлена подлинная картина борьбы материализма с идеализмом. Большая работа проводится по изучению истории марксистской философии (труды Г. Дункера, Г. Менде, А. Корню, И. Шлейфштейна). Известным подведением итогов исследоват. работы в области философии явилось издание в 1964 "Филос. словаря" – коллективного труда под ред. Г. Клауса и М. Бура.
Марксистская философия в ГДР развивается в тесном контакте с сов. филос. наукой. Совместное обсуждение теоретич. вопросов, подготовка общих науч. трудов, консультации и т.п. способствуют развитию филос. исследований в обеих странах.
А. Гулыга. Москва.
Марксистская философия в ФРГ развивается под знаком ожесточ. борьбы с реакц. бурж. и правосоциалистич. идеологией. Эту борьбу возглавляет Коммунистич. партия Германии. В ходе борьбы с империализмом и оппортунизмом нем. марксисты в ФРГ разрабатывают коренные вопросы марксистско-ленинской теории, систематически подвергают марксистской критике филос. и социологич. концепции правых социал-демократов. В 1957 на съезде КПГ была разоблачена реформистская концепция "второй промышленной революции" и "социального партнерства" (см. Доклад первого секретаря КПГ т. М. Реймана и тезисы съезда, в кн.: "Съезд 1957 года Коммунистич. партии Германии", М., 1959). Большое значение имеет резолюция "Положение в Федеративной Республике Германии и борьба за мир, демократию и социальное благосостояние", принятая конференцией КПГ в. февр. 1960 и представляющая собой научно обоснованную программу демократич. обновления зап.-герм. общества, мирного разрешения герм. вопроса. Новым теоретич. вопросом, решенным КПГ вместе с коммунистич. партиями др. капиталистич. стран, является вопрос о возможности и необходимости демократич. антиимпериалистич. преобразований в условиях высокоразвитого монополистич. капитализма. Рассматривая борьбу за демократию в качестве составной части борьбы за социализм, нем. коммунисты убеждены, что только социалистич. революция и построение социализма могут разрешить задачи, отражающие коренные интересы рабочего класса и всех трудящихся Зап. Германии. Разрешение этих задач коммунисты ФРГ связывают с успехами строительства социализма в ГДР, победами мирового социалистич. лагеря и междунар. коммунистич. движения, с неуклонной борьбой за мир, мирное сосуществование, с борьбой против пропаганды реванша и гонки атомного вооружения.
Состоявшийся в июне 1963 съезд КПГ вновь подчеркнул необходимость единства действий зап.-герм. рабочего класса в его борьбе за мир, демократию и социализм. В отчетном докладе первого секретаря ЦК КПГ М. Реймана указывалось, что осн. масса членов с.-д. партии и сочувствующих ей вступает во все более острый конфликт с политикой ее лидеров. КПГ ведет настойчивую борьбу за то, чтобы перевести осн. массу с.-д. с позиций оппортунизма и ревизионизма на позиции марксизма-ленинизма.
С. Попов. Москва.
Лит.: Ленин В. И., Философские тетради, Соч., 4 изд., т. 38; Каринский М. И., Критич. обзор последнего периода герман. философии, СПБ, 1873; Милославский П. ?., Типы совр. филос. мысли в Германии, Каз., 1878; Соколов П. П., Философия совр. Германии, М., 1890; Введенский А. И., Совр. состояние философии в Германии и Франции, Сергиев Посад, 1894; Кюльпе О., Совр. философия в Германии, характеристика ее главных направлений, пер. с нем., М., [1903 ]; Фолькенберг Р., Краткий обзор истории философии от Канта до Ницше, М., 1911; Асмус В. Ф., Диалектич. материализм и логика, К., 1924; Айзенберг ?., Возникновение материалистич. понимания истории и нем. философия, в кн.: Марксизм и проблемы философии, Л., 1933, с. 38–93; Гегель Г., Лекции по истории философии, кн. 3, Соч., т. 11, М.–Л., 1935; Гейне Г., К истории религии и философии в Германии, Полн. собр. соч., т. 7, М.–Л., 1936; Максимов ?. ?., Про нiмецьку натурфiлософiю, [К. ], 1936; История философии, т. 2–3, [М. ], 1941–43; Против бурж. и правосоциалистич. фальсификаторов марксизма. Сб. переводов, М., 1952; Баскин М. П., Философия нем. просвещения, М., 1954; Ойзерман Т. И., Нем. классич. философия – один из теоретич. источников марксизма, М., 1955; История философии, т. 1–3, М., 1957–59, т. 5–6, М., 1961–65; Рассел Б., История зап. философии, М., 1959; Рейман П., Осн. течения в нем. лит-ре 1750–1848, М., 1959; Нем. бурж. философия после Великой Октябрьской социалистич. революции, пер. с нем., М., 1960; Против совр. бурж. идеологии. Сб. ст. нем. марксистов, [под общей ред. М. Клейна и Т. И. Ойзермана ], М., 1960; Гулыга А. В., Из истории нем. материализма (последняя треть XVIII в.), М., 1962; Лей Г., Очерк истории средневек. материализма, пер. с нем., М., 1962; Философия преступления. Против идеологии герм. милитаризма, пер. с нем., М., 1962; История нем. литературы, М., т. 1–2, 1962–63; Нем. философия после 1945 г., пер. с нем., [М. ], 1964; Willm J., Histoire de la philosophie allemande depuis Kant jusqu' a Hegel, t. 1–4, P., 1846–49; Chalybaeus H. M., Historische Entwicklung der spekulativen Philosophie von Kant bis Hegel, 4 Aufl., Dresd. – Lpz., 1848; Gruppe О. F., Gegenwart und Zukunft der Philosophie in Deutschland, В., 1855; Boehmer H., Geschichte der Entwicklung der naturwissenschaftlichen Weltanschauung in Deutschland, Gotha, 1872; Zeller F., Geschichte der deutschen Philosophie, 2 Aufl., Munch., 1875; Drews ?., Die deutsche Spekulation seit Kant, Bd 1–2, В., 1893; Siebert O., Geschichte der neueren deutschen Philosophie seit Hegel, Gott., 1898; Duboc J., Wiegler P., Geschichte der deutschen Philosophie im XIX. Jahrhundert, В., 1901; Windelband W., Die Philosophie im deutschen Geistesleben des XIX. Jahrhunderts, Tubingen, 1909; Кuple O., Die Philosophie der Gegenwart in Deutschland, 6 Aufl., Lpz. – В., 1914; Dewey J., German philosophy and politics, N. Y., 1915; Cassirer E., Freiheit und Form. Studien zur deutschen Geistesgeschichte, В., 1916; Bauch В., Neuere Philosophie bis Kant, 3 Aufl., Lpz., 1919; Кrоner R., Von Kant bis Hegel, Bd 1–2, Tubingen, 1921–24; Die deutsche Philosophie der Gegenwart in Selbstdartstellungen, hrsg. von R. Schmidt, Bd 1–7, Lpz., 1921–29; Mauthner F., Der Atheismus und seine Geschichte im Abendlande, Bd 1–4, Stuttg.–В., 1922–24; Cohn J., Der deutsche Idealismus, Lpz., 1923; Hartmann N., Die Philosophie des deutschen Idealismus, Bd 1–2, B.–Lpz., 1923–29; Ettinger M., Geschichte der Philosophie von der Romantik bis zur Gegenwart, Kempten – Munch., 1924; Bergmann E., Geschichte der deutschen Philosophie, Bd 1, Breslau, 1926; Вasсh V., Les doctrines politiques des philosophes classiques de l'Allemagne, Leibnitz – Kant – Fichte – Hegel, P., 1927; Воutroux ?., La philosophie allemande au XVII siecle, P., 1929; Deutsche systematische Philosophie nach ihren Gestaltern, hrsg. von H. Schwarz, [Bd ] 1–2, В., 1931–34; Lehmann G., Geschichte der nachkantischen Philosophie, В., 1931; Leisegang H., Deutsche Philosophie der Gegenwart in Deutschland, 8 Aufl., Lpz., 1934; Вrосk W., An introduction to contemporary German philosophy, Camb., 1935; Haering T., Was ist deutsche Philosophie?, Stuttg., 1936; Hook S., From Hegel to Marx, L., 1936; Bense M., Vom Wesen deutschen Denker, Munch. – В., 1938; Wundt M., Die deutsche Schulmetaphysik des 17. Jahrhunderts, Tubingen, 1939; Hessen J., Die philosophischen Stromungen der Gegenwart, 2 Aufl., Rottenburg, 1940; Das Deutsche in der deutschen Philosophie, hrsg. von T. Haering, В., 1941; Lehmann G., Die deutsche Philosophie der Gegenwart, Stuttg., [1944 ]; The German mind and outlook, by G. P. Gooch [a. o. ], L., 1945; Pensa M., Das deutsche Denken. Untersuchung uber die Grundformen der deutschen Philosophie, Erlenbach - Z., [1948 ]; Gurvitch G., Les tendances actuelles de la philosophie allemande: E. Hussertl, M. Scheles, E. Lask, M. Heidegger, P., 1949 (Reimpression de l'edition de 1930); Spenle J. E., La pensee allemande de Luther a Nietzsche, 4 ed., P., 1949; Oesterreich T. K., Die deutsche Philosophie im XIX. Jahrhundert und der Gegenwart, Basel, 1951; Cvekl J., Nemecka filosofie, Praha, 1952; Brehier E., Histoire de la philosophie allemande, 3 ed., P., 1954; Lukacs G., Die Zerstorung der Vernunft, В., 1954; Schoffler H., Deutsches Geistesleben zwischen Reformation und Aufklarung, [2 Aufl. ], Fr./M, [1956 ]; Beitrage zur Kritik der gegenwartigen burgerlichen Geschichtsphilosophie, hrsg. von R. Schulz, В., 1958; Mondolfo R., Filosofi tedeschi, [Bologna ], 1958; Lowith K., Von Hegel zu Nitzsche, 4 Aufl., Stuttg., [1958 ]; Dilthey W., Studien zur Geschichte des deutschen Geistes, 2 Aufl., Stuttg. - Gott., 1959 (Gesammelte Schriften, Bd 3); его же, Die Jugendgeschichte Hegels und andere Abhandlungen zur Geschichte des deutschen Idealismus, 2 Aufl., Stuttg. - Gott., [1959 ] (Gesammelte Schriften, Bd 4); Stegmuller W., Hauptstromungen der Gegenwartsphilosophie. Eine kritische Einfuhrung, 2 Aufl., Stuttg., [1960 ]; Gropp R. О., Das nationale philosophische Erbe, uber die progressive Linie in der deutschen Philosophie, В., 1960; Ayrault R., La genese du romantisme allemand, v. 1-2, P., [1961 ]; Beitrage zur Geschichte des vormarxistischen Materialismus, hrsg. von G. Stiehler, В., 1961; Hettner H., Geschichte der deutschen Literatur im achtzehnten Jahrhundert, Bd 1-2, В., 1961; Heise W., Aufbruch in die Illusion. Zur Kritik der burgerlichen Philosophie in Deutschland, В., 1964. См. также лит. при ст.: Гегель, Кант, Лейбниц, Фихте, Шеллинг и о др. нем. философах.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.
Просмотров: 1233
Категория: Словари и энциклопедии » Философия » Философская энциклопедия





Другие новости по теме:

  • "ЛЕКЦИИ ПО ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ"
  • "ЛЕКЦИИ ПО ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ"
  • "ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ И КОНЕЦ КЛАССИЧЕСКОЙ НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФИИ"
  • “ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА”
  • “ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ПРИРОДЫ КАК ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ЭТОЙ НАУКИ”
  • “КРИЗИС ЗАПАДНОЙ ФИЛОСОФИИ (Против позитивистов)”
  • “ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ И КОНЕЦ КЛАССИЧЕСКОЙ НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФИИ”
  • “МАТЕРИАЛИЗМ И ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ. Критические заметки об одной реакционной философии”
  • “НАЧАЛА ФИЛОСОФИИ”
  • “НИЩЕТА ФИЛОСОФИИ. Ответ на “Философию нищеты” г-на Прудона”
  • “НОВЫЕ ИДЕИ В ФИЛОСОФИИ”
  • “О НЕОБХОДИМОСТИ И ВОЗМОЖНОСТИ НОВЫХ НАЧАЛ ДЛЯ ФИЛОСОФИИ”
  • “О ПЕРВОЙ ФИЛОСОФИИ”
  • «ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ И ПСИХОЛОГИИ»
  • «ВОПРОСЫ ФИЛОСОФИИ»
  • «ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА»
  • «К КРИТИКЕ ГЕГЕЛЕВСКОЙ ФИЛОСОФИИ ПРАВА»
  • «ЛЮДВИГ ФЕЙЕРБАХ И КОНЕЦ КЛАССИЧЕСКОЙ НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФИИ»
  • «НАЧАЛА ФИЛОСОФИИ»
  • вера в теории познания и философии науки
  • ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ. ВВЕДЕНИЕ
  • ИДЕИ К ФИЛОСОФИИ ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  • ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
  • ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
  • ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ
  • ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ В ИСТОРИИ ФИЛОСОФИИ
  • МЕСТО В АРАБО-МУСУЛЬМАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  • ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ
  • ОСНОВНОЙ ВОПРОС ФИЛОСОФИИ
  • СУЩНОСТЬ В АРАБО-МУСУЛЬМАНСКОЙ ФИЛОСОФИИ



  • ---
    Разместите, пожалуйста, ссылку на эту страницу на своём веб-сайте:

    Код для вставки на сайт или в блог:       
    Код для вставки в форум (BBCode):       
    Прямая ссылка на эту публикацию:       






    Данный материал НЕ НАРУШАЕТ авторские права никаких физических или юридических лиц.
    Если это не так - свяжитесь с администрацией сайта.
    Материал будет немедленно удален.
    Электронная версия этой публикации предоставляется только в ознакомительных целях.
    Для дальнейшего её использования Вам необходимо будет
    приобрести бумажный (электронный, аудио) вариант у правообладателей.

    На сайте «Глубинная психология: учения и методики» представлены статьи, направления, методики по психологии, психоанализу, психотерапии, психодиагностике, судьбоанализу, психологическому консультированию; игры и упражнения для тренингов; биографии великих людей; притчи и сказки; пословицы и поговорки; а также словари и энциклопедии по психологии, медицине, философии, социологии, религии, педагогике. Все книги (аудиокниги), находящиеся на нашем сайте, Вы можете скачать бесплатно без всяких платных смс и даже без регистрации. Все словарные статьи и труды великих авторов можно читать онлайн.







    Locations of visitors to this page



          <НА ГЛАВНУЮ>      Обратная связь